Translate

вторник, 7 февраля 2012 г.

Стеклянный мёд (глава одиннадцатая)

Глава одиннадцатая,
из которой мы узнаем важное правило: когда дорога поворачивает налево, верить указателям - обязательно.

Он почувствовал, как что-то упругое сначала мягко ударило его в грудь, потом подхватило словно вертячий омут и наконец выбросило из себя. Упав на четвереньки, ЛоббиТобби немедленно открыл глаза и, не вставая, посмотрел туда, где мгновение назад была площадь. Он увидел все еще дрожавшее отражение высокого неба. Отряхивая испачканные ладошки,  мумзик поднялся в полный рост и подошел вплотную к зеркальной мембране. От неожиданности увиденного он слегка поежился: фигурка коротышки в зеленой одежде и похожих на стручки сандалиях застыла как муха в янтаре в момент полета через зеркало. Ему еще не доводилось видеть себя «минутой назад». Ощущение было странным и не очень приятным. Но видение исчезло, как только зеркало завершило свои колебательные возмущения. Вопреки ожиданиям, изображение площади в зеркале не появилось. ЛоббиТобби потер ушибленное колено и шмыгнул носом: «Вот это да…Бывает же! А каким образом возвращаться-то?» Почему-то этот вопрос не возникал у него до того момента, как он очутился в совершенно незнакомом месте.
 Он все еще продолжал смотреться  в  зеркало, когда неподалеку от мумзика  с размаху стукнулся о невидимую стену и упал в дорожную пыль грузный шмель.  ЛоббиТобби бросился помогать: шмель  басовито гудя, нелепо барахтался на спине, энергично суча лапками.  Мумзик, поддерживая шмеля под локоток, помог ему отряхнуть полосатые  штаны.
         - Откуда тут взялся этот указатель? – сердито прогудел шмель, - Полчаса назад, когда я летел на клеверную лужайку, тут ничего  не было.
         - Извините, - подал голос мумзик, - вы о каком указателе?
         - Да вот об этом!  - шмель сердито махнул лапкой на зеркало.
         - А это указатель? Разве это не зеркало?
         - Зеркало – это то, во что смотрятся, чтобы увидеть свое отражение.
         - Ну да, –подтвердил мумзик.
         - А это, - шмель подковылял, прихрамывая на правую лапку, к указателю, - показывает то, что ты хочешь увидеть.
         - Как это? – не поверил ушам мумзик.
         - Ты не местный, что ли? – шмель внимательно окинул мумзика с головы до ног, - вроде я тебя уже видел… или не тебя…
         - Нет, я только что выпал из этого… указателя, - признался ЛоббиТобби.
         - Ах, вот  почему он середь дороги торчит! А чего ж ты полез в него, коли  не знаешь, как им пользоваться? – возмутился шмель.
         - Видите ли… - начал было мумзик.
         - И видеть тут нечего!,  - сердито перебил шмель,- Шныряют все, кому не лень, а я головой бейся!
         - Простите, пожалуйста, - спохватился мумзик, - если я могу чем-нибудь вам помочь- только скажите. Меня зовут ЛоббиТобби, я – мумзик.
         - Вижу, что не тролль. Ладно уж, - примирительно сказал шмель и важно выдержав паузу, представился:  Я - мистер Пипс.
         Мумзик пожал  протянутую лапку.
         - Мистер Пипс, а не могли бы вы подробней объяснить мне: что же на самом деле такое – эти указатели?
         - Ну, во всех подробностях я не знаю, - неохотно признался шмель, - но главное это то, что в указателях ничего не отражается, а происходит на самом деле.
         - Как же так? – удивился ЛоббиТобби, - я   только что видел свое отражение.
         -  Неужели? – шмель хитро прищурил глаз, - а ты посмотри повнимательней!.
         ЛоббиТобби уставился в стеклянную поверхность- и в самом деле: ни шмеля, ни мумзика зеркало-указатель не отразило .
         - Этого не может быть! – прошептал мумзик.
         - Может, – невозмутимо возразил шмель, - А теперь подумай о том, что для тебя сейчас на самом деле важно. И когда ты ощутишь силу мысли, сразу же посмотри в указатель. А то он долго ждать не будет.
           - Как это? Он уйдет, что ли?
            - А ты думаешь, он вечно тут торчать будет? У него ж кроме, твоих забот,   дел  невпроворот.
            - А какие дела могут быть у зеркала?
            - Не у зеркала, не у зеркала! А у указателя. Да  и у обычных зеркал дел полно. Или ты думаешь, что они висят на стенах с единственной целью – отразить твой лопоухий образ? Уж поверь мне, у них столько дел, что нам с тобой и не снилось. Вот, например,  посмотрелся ты в зеркало и ушел. Так? А ему еще судьбой твоего отражения заниматься надо, не оставлять же его беспризорным – натворит еще бед всяких…
           -  Каких бед?
- Ну откуда мне знать – каких бед? Это ж твое отражение…
- Правильно. И если я ушел от зеркала, то отражение мое тоже ушло со мной.
- И куда ж оно с тобой ушло Осталось оно. В зеркале.
- И что с ним там, в зеркале дальше происходит? – не унимался мумзик.
- Что-то да происходит. Ты сам посуди: не может оно там бесцельно с противоположной стороны зеркала шляться, оно ж другим смотреться в зеркало мешать будет. Вот как-нибудь встретишь свое отражение, сам и спросишь: что да как?   Заболтался я тут с тобой. Пора мне, до захода солнца домой  долететь надо. Да и ты указатель не задерживай- думай, думай…
         Шмель присел, топнул лапкой, чем вздыбил миниатюрное пыльное облачко, и  без разбега взлетел. Сделав полукруг над головой мумзика, мистер Пипс помахал ему на прощанье  и улетел.
         ЛоббиТобби задумался: что же сейчас для него на самом деле важно? Найти выход – важно. Но стоило ли сюда  пробираться, чтобы, даже не осмотревшись, искать выход?  Увидеть того, кто открыл ему дверь  - важно (только сейчас ЛоббиТобби вспомнил о туманном шарфе, все еще обнимавшем его шею). Отдать шарф открывшему дверь - важно. Получить от него совет – важно. Как же из этих важных вещей выбрать одну – самую важную? ЛоббиТобби закрыл глаза, стараясь сосредоточиться на самом важном. Но одно важное то и дело сменялось  другим, не менее важным, и только усложняло задачу. Тогда мумзик решил всмотреться в указатель в надежде разглядеть подсказку. Указатель отражал обыкновенную проселочную дорогу, аккуратно обегавшую холмы, поросшие мятликом, несколько кустов ивняка, и двух   вальсирующих на луче заходящего солнца бабочек-белянок. «Вот было бы замечательно, если бы дорога сама привела меня к тому, кто мне нужен», - мечтательно подумал ЛоббиТобби. И в тот же момент дорога в отражение указателя изогнулась и вместо того, чтобы перекатываться между холмами и теряться у линии горизонта, побежала  влево от высокого куста ивняка, на одной из веточек которого раскачивалось гнездо ремеза. 
         - Ну и ладненько, - решил ЛоббиТобби, оборачиваясь в сторону услужливо изменившей направление дороги. – Все само собой и обустроилось. Вот только…
         Он хотел было еще раз всмотреться в отражение, но отражение вместе с зеркальным указателем пропало. ЛоббиТобби поправил котомку и побежал по услужливо изминившей направление дороге.
         Дорога провела его мимо луга, на котором паслись пятнистые коровы и мимо ветряной мельницы, дремавшей в ожидание ветра, и внезапно остановилась у тихой заводи. Дорога именно остановилась, потому что дальше были только камыши, стоявшие по колено в воде, . Мумзик огляделся: кроме как пучеглазой  лягушкой, притаившейся у самой кромки воды, и несколькими водомерками, сновавшими вокруг листа кувшинки, заводь не могла похвастаться широкой публикой.  Мумзик достал из котомки виноградину и решил приступить к полднику. Виноградина была янтарной на просвет и сладкой на вкус. ЛоббиТобби  откусывал от нее сочные кусочки, сок брызгал в разные стороны, и несколько капель сока попали на шарф, обмотанный вокруг шеи мумзика.
         - Так-так-так, - ЛоббиТобби услышал откуда-то сверху сухой, как цветок из гербария, голос. – Вам, молодой человек, доверяют послание, а вы об него губы, значит, вытираете… 
         ЛоббиТобби задрал голову, ища глазами того, кому принадлежал голос. Лучи клонящегося к закату солнца золотили пушистые султанчики камыша. Разглядеть говорящего не удалось, солнце светило из-за его спины, обозначая  лишь силуэт субтильной фигурки, сидящей на одной из тростинок походижей на крупного комара.
         - Ничего я не… А откуда ты знаешь? А ты кто такой? – приставил ладошку козырьком над глазами ЛоббиТобби.
         Прозрачные крылья за спиной у незнакомца слегка дрогнули, он отпустил тростинку и спланировал на лист кувшинки. Водомерки бросились врассыпную. Теперь, когда незнакомец оказался совсем рядом , стало возможным его рассмотреть. Он весь, за исключением лилового переливающегося в лучах вечернего солнца костюма, казался молочно-белым: белые прямые волосы до плеч, белая фарфоровая кожа, бесцветные губы и казавшиеся прозрачными большие глаза, в которых лишь слегка подрагивали лиловые искры. Возраст незнакомца определить было невозможно, как невозможно определить глубину отсвета далекой звезды на гладком боку жемчужины. Он улыбнулся бесцветной улыбкой и спросил:
         - Вы, мой юный друг, ищете дорогу- я правильно понял цель вашего визита?
         - Я ищу несколько дорог. Ты не знаешь кого-нибудь, кто смог бы рассказать мне  хотя бы об одной из них?
         - Несколько? – брови незнакомца  выгнулись, а губы капризно скривились в подобие улыбки, - Позвольте полюбопытствовать, какие же именно дороги вы ищите ?
         - Ну, для начала я бы хотел понять: куда подевалась дорога, по которой я сюда пришел?
            - Она исчерпала себя, - прошелестел незнакомец.
            - Так вот взяла и сама себя  исчерпала? – усомнился ЛоббиТобби.
            - Как всякое начинание, достигшее цели.
            - Странное место, - огляделся по сторонам мумзик, - дороги сами решают, где им достичь цели; зеркала тоже какие-то странные…
            - А что зеркала? Зеркала везде одинаково выполняют свою работу. Надо признать: столь  работоспособных вещей в мире немного. Так какую дорогу вы еще хотели бы отыскать?
-  Не помешало бы вылезти из этого болота и найти дорогу к тому, кто открыл  мне глухую дверь, - осторожно начал мумзик.
         - Положим, вы нашли его. Какая еще дорога интересует вас?
         - Ничего мы класть не будем. Ты знаешь, как мне найти открывшего дверь? Если нет- не морочь мне голову,  - мумзик с видимым удовольствием доел виноградину и присел на корточки, чтобы ополоснуть ладошки.
         - Самонадеянный молодой человек, - рассмеялся незнакомец. – Как же вы намереваетесь найти кого-то, когда не слышите того, что вам говорят?
         - Скажи, что произошло на площади за минуту до того, как открылась дверь? – не поднимая глаз от воды, спросил мумзик.
         - На площадь въехала легкая пролетка, запряженная одной лошадью.
         - Сколько зеркал открывают глухую дверь?
         - Вопрос неправильный. Глухую дверь открывает не зеркало…
         - Ах, да, тут это называется указатель!
         - Что за манера – перебивать? Дослушайте же, юноша. Глухую дверь открывает не зеркало и не, как вы изволили выразиться, указатель, а тот, кто ждет визитера. В данном случае – я.
         - Откуда мне знать!? Ты б хоть нос высунул тогда из-за двери, - мумзик с досадой шлепнул по водной глади ладошкой; брызги разлетелись во все стороны, часть из них попала на туманный шарф.
         - Осторожней, прошу вас! Вы можете уничтожить послание – шарф напитается влагой, и буквы растекутся до того, как вы поверите, что именно я открыл вам дверь.
         - Значит, мне не нужно искать  эту дорогу?
         - Скажу больше: первая и вторая искомые вами дороги – есть одно и то же.
         - Пусть так, но я должен убедиться еще кое в чем.
         - Осторожность – похвальное качество, особенно в том предприятии, которое предстоит вам. На вас, юноша, возложена особая миссия. Однако  и я до того момента, покуда не получу подтверждения, что вы - тот самый путник, не могу сказать большего.
         - Выходит, что мы оба сейчас рискуем? – горько вздохнул ЛоббиТобби.
         - Пожалуй. Однако ваш риск скоротечней: через три четверти часа солнце скроется за горизонтом, и дороги назад для вас уже не будет.
         - Похоже, что ты и про эту дорогу знаешь…
         - Знаю, – незнакомец взмахнул крыльями и оказался на расстоянии вытянутой руки от мумзика.
         - Что ж, - мумзик выпрямился, вытирая попутно руки о штанишки, - пожалуй, познакомиться не помешает в любом случае.
         Незнакомец отступил в сторону, шаркнул ножкой и присел, смешно растопырив коленки:
         - Лоуренсио Аргаманти, хранитель четвертого ключа, - представился он.
         - ЛоббиТобби, мумзик, -сказал коротышка, комкая в руках шапочку.
         - Теперь, когда формальности соблюдены…
         - Покажи ключ, - настойчиво произнес мумзик.
         - Юноша, вы словно в диком лесу выросли. Страсть к перебиванию собеседника - не самая привлекательная черта.
         - Ключ покажи, - тише, и тверже повторил  мумзик.
         Бесцветный Лоуренсио вздохнул и вытащил из правого рукава серебряный ключик, цепочкой прикованный к запястью хранителя.
         - Дуй, - потребовал мумзик.
Лоуренсио дунул в ключик как в дудочку и на мгновение воздух наполнился крошечными радугами и невесомыми музыкальными созвучиями.
- Вот теперь формальности соблюдены, - сказал мумзик и принялся разматывать шарф.
- Ну,  что там написано? – спросил ЛоббиТобби, когда хранитель ключа закончил чтение.
- А вы не задумывались, юноша, что есть некоторый объем информации, который не предназначен для удовлетворения вашего любопытства? – иронично спросил Аргаманти, вытащил из края шарфа несколько туманных нитей, которые тут же подхватили резвые водомерки и распустили шарф, разбежавшись по всей глади заводи. Легкая туманная дымка обвила стройные ноги камышей. – Я имею для вас иное послание, которое требует уединения.
ЛоббиТобби увидел перед глазами быстрое трепетание хрустких крыльев Лоуренсио; следующее, что предстало его взору – белое, абсолютно белое  бесконечное пространство, лишенное запахов и звуков, движения воздуха и света. Рядом никого не было. Но откуда-то изнутри собственной головы он ощутил слова, даже не слова, а смысл, содержащийся в непроизнесенных словах. Перед его мысленным взором прошли несколько фигур, среди которых ЛоббиТобби узнал Лоуренсио.  Он увидел, как падает в глубокую расщелину древнее медное зеркало; почувствовал, как столкнулись снежная круговерть с песчаной бурей и закружили с невесть откуда взявшимся ливнем, превращая все вокруг в песчано-ледяные глыбы; увидел светловолосого конопатого мальчишку, беззаботно болтающего ногами на макушке душистого стога, ощутил сладкий запах цветущей бузины, и почувствовал холодок от промелькнувшей по чистому небу неясной тени…
- Теперь ты почти все знаешь, - сказал Лоуренсио, и голос его показался мумзику чересчур громким.
 ЛоббиТобби зажал ладонями уши и закричал, словно от боли.       
         - Сколько всего ключей? – спросил он, когда звук его собственного крика перестал отражаться от водной глади.
         - Раньше было четыре….
         - А теперь?
         - Я знаю только о двух.
         - Где второй?
         - Сломан. Он тоже хранится здесь, но уже несколько веков ничего не открывает и не закрывает. Его мелодия была использована полностью, когда мир приводили в порядок после трехдневного Совета Времен Года на Горе Забвения….
         - А два других?
         - По моим сведениям, утеряны.
         - Но ведь их могли найти те, кто не знает о природе ключей. Они могли использовать их в своих целях.
         - Ключом нельзя воспользоваться, если ты совершенно точно не знаешь, как он работает. Не исключено, что он висит в связке  ключей у какого-нибудь фермера в старом сарае- в том нет никакого вреда. Рано или поздно он даст о себе знать, и тогда уполномоченный привратник отправится за ним и незаметно заберет.
         - Но его может найти и тот, кто знает, как ключ работает. Что тогда будет?
         - Об этом лучше не думать. За несколько сотен лет ключи не обозначили своего присутствия. Будем надеяться, что и в дальнейшем их «воскресение» не нарушит миропорядок.
         - Какие же вы хранители-привратники, если не сумели уберечь ключи?
         - Ключи были нам переданы на хранение уже после того, как второй ключ по общему решению был использован для восстановления порядка вещей, а первый и третий – утеряны.
         - И вы их не искали?
         - Это не наша миссия. Да и не твоя. Ты помнишь, зачем тебя и куда направили?
         - Да, - печально кивнул головой мумзик.
         - Тогда ступай за  мной, - и Лоуренсио поставил тощую ножку на луч почти скрывшегося за горой солнца.
         До этого момента мумзику не приходилось ходить по воздуху, и он в нерешительности остановился.
         - Идем, идем, - поторопил Лоуренсио, - только ступай точно в мой след. Смотри внимательно.
         Он сделал шаг, на том месте, где только что стояла его крошечная ступня, остался легкий отпечаток из прижатых к лучу пылинок, имеющих обыкновение танцевать в лучах света. Как известно, всякая пыль стремится попасть в свет.
ЛоббиТобби прицелился и запрыгнул на луч (каким бы Лоуренсио не казался хрупким, он все-таки был на целую голову выше мумзика, а его ноги - длиннее).
         -Только уж ты не останавливайся, а то мне прыгать некуда будет, - прокричал ЛоббиТобби в прямую, как струна, спину.
         Продолжая прыгать в недолговечные следы, мумзик опустил глаза вниз и увидел под собой камышовые заросли, среди которых кое-где поблескивала вода. Ах, какая высота! Голове мумзика и закружиться бы, но голос Лоуренсио пришпилил его к лучу с поднятой для очередного прыжка ногой:
         - Замри!
         Осторожно балансируя на одной ноге, он посмотрел на Лоуренсио, высоко вскинувшего руку, в которой был зажат четвертый ключ. Внезапно ключ вспыхнул яркой искрой – два скрещенных луча коснулись его на долю мгновения и тут же погасли. Солнце скрылось за горизонтом. Потеряв опору под ногами, ЛоббиТобби  схватился за что-то блестящее, но это не остановило его падения. Лишь у самой воды крылатый хранитель подхватил  мумзика и перенес на берег.
         - Поймал? – спросил Лоуренсио, одергивая и поправляя костюм.
         - А ты не мог предупредить? – рассержено набросился на него   мумзик, сердце его все еще бешено колотилось в груди.
         - Не мог. Это было последнее испытание. Тень ключа должна сама попасть в твои руки. Иначе она не будет иметь силы.
         Мумзик разжал ладонь и увидел точную, но почти прозрачную  копию четвертого ключа.
         - Что это? – изумился он.
         - Тень ключа. Без нее ты не сможешь попасть в Листиранию.
         - А потом?
         - Ее силы хватит только на одно открывание. Запомни!. Поэтому постарайся ее сохранить до того, как доберешься до Сонной Пасеки. И, поверь  моему опыту, будет лучше, если никто не будет знать, что она у тебя есть.
         - А как она работает? Ну что нужно сделать, чтобы открыть… Да, кстати,а что открыть-то?
         - Еще несколько минут назад вас, любопытный мой друг,  интересовали только дороги. Теперь круг ваших интересов значительно расширился.  Вас уже интересует «что?» и «как?», - засмеялся Лоуренсио. – Всему свое время.  А сейчас вы должны спешить, иначе застрянете здесь до следующего визитера, для которого откроется дверь.
         Хранитель ключа подхватил мумзика под локоть и повлек в направление пруда.
         - Я не умею плавать, - дернулся мумзик в удивительно  цепких руках Лоуренсио.
         - Вам и не придется этим заниматься, - Лоуренсио настойчиво подтолкнул ЛоббиТобби  к воде. – Если у тебя есть вопросы, задай сейчас. Но только один. Подумай и выбери нужный.
         - Как долго тому, кого теперь зовут Сахлисом  Ангелози быть не при своем деле? – выдохнул он.
         - Странный выбор вопроса, - брови хранителя вновь взметнулись вверх. – Он сможет получить обратно свое имя, лицо и дело только тогда, когда похититель раскается, а ты исполнишь свою миссию.
         С последним словом Лоуренсио изо всех сил толкнул мумзика в спину. Октябрьская холодная вода сомкнулась над головой ЛоббиТобби.

        

Конец первой части.

4 комментария:

  1. Вот не хотела я публиковать очередную главу без нового кукольного персонажа. Однако ж не получается у меня доделать Лоуренсио до той степени, чтоб он был хорош, как иллюстрация. А вы просите выкладывать сказку, не затягивая (сама не люблю делать большие перерывы в чтении). Приходится уступать просьбам. Но вы не переживайте: и матушка Плющ, и Ксаверий, и Сахлис будут в числе разыгрываемых кукол. О них, видимо, придется сделать отдельные посты. Ну и задним числом населить ими уже опубликованные главы.

    ОтветитьУдалить
  2. Я думаю, куклы не обидятся:)))) они понаблюдают пока со стороны, а потом дружно будут передавать нам приветы каждая со своей главы:))))

    ОтветитьУдалить
  3. просто очень интересно узнать что там дальше ))

    ОтветитьУдалить
  4. Из всех кукол, Осень самая яркая(в моём представлении описанного вами мира). Жду, когда вы ее сотворите. А пока пошла читать дальше...

    ОтветитьУдалить