Translate

суббота, 11 февраля 2012 г.

стеклянный мёд (глава тринадцатая)

Глава тринадцатая,
в которой появляется темный всадник и кто-то еще более темный.

Чайник уже второй час предавался меланхолии на берегу Кочевряжки, куда он пришел, простившись с Сахлисом. Побродив вокруг лесопилки и не найдя ничего достойного внимания, он отправился в лес, где немножко понаблюдал за белкой, в очередной раз перепрятывавшей лесной орех. Белка, раздосадованная присутствием подозрительного наблюдателя, бросила в чайник шишкой. Звон от удара шишки об  отполированную крышку испугал белку. Выронив орех, она умчалась вверх по  стволу сосны и принялась оттуда кричать что-то обидное. Чайник сунул любопытный носик в нарядный пунцовый куст, но заметив семейство грибов, ретировался, опасаясь затоптать хрупкие шляпки. Расстроенный он двинулся в ту сторону, откуда, как ему казалось, он пришел. Выйдя совершенно в незнакомом месте, чайник не успел ни испугаться, ни удивиться, потому как залюбовался открывшимся взору видом. Кочевряжка, будто бы вырвавшись на свободу из-под мощного  нависшего с противоположного берега утеса, стремглав бежала в сторону лесопилки, которую с высокого берега теперь видел и чайник. Постояв в позе завоевателя мира с заложенной за спину ручкой, чайник решил спуститься к воде и по ходу течения выйти к лесопилке. У существа с более расторопными и длинными ножками путь занял бы вдвое меньше времени.  Когда он, наконец добрался до мостков, где они утром рыбачили с Сахлисом, первые звезды тихо покачивались на волнах замедляющей у лесопилки бег Кочевряжки. 
После того печального случая, когда его забыли забрать с лесного пикника, чайник не любил и побаивался одиночества. Глядя на плавные покачивания отражений звезд, он думал о том странном месте, куда их направил Совет.
«Непонятно это все. Ведь не могли же в Совете не знать, что твориться  с  так называемым Дивным Лесом. Конечно, знали! Они же в распоряжение сами написали «Листирания». Значит, и история для них не нова. И почему именно нас направили?  Если там все так запущенно, что может сделать простодыра ЛоббиТобби? Он же только корешкам кланяться обучен. А там силы немалые. Ну, или, по крайней мере, неглупые. Это еще хорошо, что у ЛоббиТобби есть я. С умными противниками надо политически, - чайник заулыбался своим мыслям– он-то и есть мозг всей экспедиции, а мумзик лишь беспрекословный исполнитель воли Совета. – Однако, куда же это мой друг запропастился?  Как бы он в темноте не заплутал».
Темнота наползла, покуда он гулял по тропинкам своих умозаключений, и окутала оба берега. Большеглазая луна уже не рисовала световую дорожку на воде, да и звезды на волнах не качались. Чайник посмотрел на небо и оцепенел. Со стороны противоположного берега, отгородив спиной ночные светила, тяжело выдвигался чернильно-синий бастион. Внезапно одна из крепостных стен словно бы треснула, и внушительный ее кусок стал опускаться наподобие моста, обыкновенно перекидываемого через крепостной ров. Дробное позвякивание, издаваемое его собственной крышечкой от дрожи, вывело чайник из оцепенения. Стараясь как можно меньше шуметь, он снял крышечку и, не надеясь на дрожащие ручки, положил ее рядом с собой на мостки. Тем временем мост коснулся поверхности воды и замер. Несколько минут напряженной тишины звенели в ушах чайника громче Рослинского набата, который ему довелось слышать во время пожара на тамошней мельнице. Внезапно в тишине послышался цокот копыт. Из ворот крепости выехал всадник такого же чернильно-синего цвета, как и сам бастион. Он восседал  на молочно-белом коне, отчего сам казался еще пасмурней и чернее. Конь спустился к воде и принялся пить. Всадник, слегка откинувшись назад в седле, безучастно смотрел в сторону лесопилки. Чайник не мог видеть его лица: темнота, будто пропитавшая собой все вокруг, почти слилась с его темным лицом. Конь  поднял морду от воды и жадно втянул ноздрями воздух. Всадник тронул поводья, и конь послушно двинулся в крепость. Когда мост все так же бесшумно начал подниматься, чайник с осторожностью выдохнул (приди кому-нибудь в голову идея засечь время, которое чайник сдерживал дыхание,  заявку на включение его достижения в Книгу бестолковых рекордов рассмотрели бы с удовольствием).  Не решаясь  оторвать взгляд от устрашающего замка, чайник мысленно пообещал себе «никогда не курить- пусть только все обойдется».  По мере того, как мост медленно поднимался все выше и выше, способность мыслить логически возвращалась, и чайник уже начал недоумевать относительно данной клятвы (он ведь никогда и не курил!), как вдруг поверхность воды в том самом месте, где ее касались губы коня, взорвалась сотнями брызг.  Ужас накрыл чайник с головой и даже с лежавшей неподалеку крышечкой. Он лишь успел заметить, что за мгновение до взрыва мост встал на свое место, стена вновь превратилась в монолит, а замок качнулся и пополз туда, откуда появился четверть часа назад.
Барахтаясь и отплевываясь, на поверхности воды возникла фигурка маленького человечка.
- ЛоббиТобби. – тихо позвал чайник. – Это ты?
- Кому ж еще быть? – фыркал мумзик, гребя на звук знакомого голоса. – Разводи костер, а то воспаления легких мне не миновать.
Чайник побежал в сторону затоптанного Сахлисом костровища и принялся чиркать кресалом, добывая искру. Он намеренно старался не смотреть в сторону реки, а пуще того – в сторону леденящего душу видения, уплывавшего прочь. Стуча зубами, тряся мокрой головой и часто шлепая хлюпающими сандалиями, мимо него в сторону мобильного домика промчался мумзик.
- Что здесь произошло? – развешивая мокрую одежду и не поворачивая головы, спросил ЛоббиТобби.
- С чего ты взял? – наигранно равнодушно переспросил чайник.
- Я уже успел переодеться, высушить голову, развесить белье, а ты так и не сказал ни одного слова. Это верный признак того, что что-то тут стряслось. Выкладывай.
В свете костра глаза чайника лихорадочно поблескивали, он придвинулся к мумзику, который не стал возражать от близкого соседства горячего бока, и зашептал:
- Я видел Башню! – он нервно облизнул губы, - Понимаешь, Башню! И всадника!
- Сколько мы с тобой башен перевидали, а уж всадников, - усмехнулся мумзик, сжимая в руках щербатую чашечку, благоухающую земляничным чаем, – не припомню, чтоб они раньше тебя так пугали.
-  Это была та самая Башня, о которой рассказывала Осень, - чайник почти захлебнулся громким шепотом.
- Так всадником была принцесса? – прищурил глаз мумзик.
- Какая принцесса? Это был самый настоящий…. – чайник задумался, выбирая слово, - не знаю, он был похож на сумерки. Но это точно была не принцесса.
- Тогда с чего ты взял, что это та самая Башня? Или он нее исходил свет, о котором упоминал в своем рассказе Лето?
- Нет, – чайник зашел в тупик. Выходило, что  Башня была совсем не светлая, а как раз наоборот темная; и вместо принцессы в Башне обитал какой-то странный всадник, больше всего похожий на призрак. – Я не могу объяснить, как это все связано, но то, что оно связано, я знаю. Я чувствую!
- Хорошо,  пусть так, - согласился ЛоббиТобби, - плесни-ка мне еще чаю.
- Мед, мед ешь, Сахлис вот оставил.
- А сам он где?
- Думаю, уже у матушки Плющ.
- Он таки согласился,- улыбнулся мумзик, впервые выступивший в роли агента по найму садовничьего.
 - Да. И правильно поступил. Чем дальше от всего этого загадочного и волшебного, тем лучше. Тихий садик, милая старушка, что может быть спокойней?
- Так что же все таки тут произошло? Вижу, ты немного успокоился, теперь расскажи все по порядку.
- За мгновение до того, как ты вынырнул из реки, над этим самым местом висел черный замок. Он был таким страшным, что у меня сердце перестало биться.
- Не преувеличивай, оно у тебя никогда не билось.
- Так говорят, чтобы передать ужас происходящего, – назидательно ответил чайник. – Но страшнее всего был цокот копыт, доносившийся из распахнутых ворот замка, как из преисподней.
Чайник часто заморгал, стараясь отогнать воспоминание, восстановленное услужливой памятью во всех деталях.
- Цокот? – переспросил мумзик. – Разве замок не облако?
- Еще какое облако, я бы сказал – туча, - нагнетая ужас, прошипел чайник.
 - Тогда по чему там было цокотать? Облако и даже туча – они же мягкие должны быть… - усомнился ЛоббиТобби
- Не знаю, я лишь рассказываю о том, что я видел и слышал, – обиделся чайник.
- Не сердись, - примирительно сказал мумзик, - лучше расскажи, как выглядела Башня.
- Пожалуй, это даже и не башня была, а целый замок с четырьмя башнями. Стена вокруг ого-го какая, - чайник привстал на цыпочки и взмахнут над головой ручками, стараясь наглядно пояснить как это- «ого-го», - Цвет у замка был как у перезрелой черники. А знаешь что? Мне вдруг подумалось, что такая туча могла быть заряжена градом- уж очень тяжело она двигалась.
- Тогда понятно, откуда цокот, - покивал головой мумзик, - град – он же твердый.
- А ты, как сходил ты? – чайник вспомнил, что он еще ничего не знает о результате  вылазки друга в Синюю Лощину.
ЛоббиТобби потянулся и устало зевнул. Глаза его слипались, несмотря на  две чашки весьма крепкого чая, выпитого за разговором.
- Давай поговорим завтра? Я так устал, - он встал и побрел к домику, на ходу кутаясь в клетчатый плед, - и знаешь, давай-ка ляжем в домике, ночи уже студеные, после купания в холодной воде боюсь простудиться.
Он действительно ощущал холод. Это и неудивительно: редкие ночи в начале октября бывают по-настоящему  теплыми. И, кроме того, невесомая тень ключа, прикованная к запястью тенью цепочки со странно изогнутыми звеньями, холодила кожу, словно сама была из металла.
                  
***
- Ты сделал все, что я приказал тебе?  - голос прозвучал глухо и гулко.
- Да, монсеньор,-ответил рыцарь.
- Тогда где ключ? Почему до сих пор он не у меня ?
- Монсеньор, этот псевдоволшебник крайне осторожен. Моим лазутчикам пока не удалось обнаружить даже следов ключа. Я не сомневаюсь, что ваши сведения относительно последнего владельца ключа верны… Однако, не могли ли они почти за двадцать лет устареть? Ключ мог быть утерян, он мог быть украден…
- Нет! –возглас  прозвучал как удар топора о плаху. – Он спрятан! Я это чувствую. И спрятан без наложения чар, иначе я бы уже давно нашел его. Здесь применена обычная человеческая хитрость. 
- С тех пор, как он переехал из Дартмура в эту Гиблую Гать, каждый день его жизни как на ладони. Он почти никуда не выбирается оттуда. Но даже его короткие отлучки по  делам прикладной магии отслеживаются шаг за шагом. Все же считаю своим долгом обратить ваше внимание на то, что он научился делать призрачную завесу. Сейчас она в основном состоит из дыр и держится не более пяти минут, но Старые Книги  делятся с ним своим знаниями, а это усложняет работу моих доверенных лиц.
- Меня не интересуют твои трудности! – голос взвился к высоким нотам, и  рассек воздух как щелчок плети.– Ты не слушаешь то, что я тебе говорю. Хитрость, человеческая хитрость – это сильное оружие. Найди средство, способное противостоять ей. Ищи! Ищи нечеловеческую хитрость. Дартмур – прибежище всей этой мифической мелюзги, которую люди вычеркнули из своей памяти. Любой из них,- только сумей убедить,- согласится отомстить за незаслуженное  забвение. Используй это.  Политика! Политика важнее умения махать мечом. Ты меня понимаешь?   
- Да, монсеньор.
- Как поживает наша принцесса?
- Плачет.
- Всё время? – удивился собеседник.
- Иногда просто молчит и смотрит в окно. Как-то я слышал, что она напевала, - доложил рыцарь.
- Я давно тебе говорил, что ей скучно. Развлеки ее.
- Я пригласил ей придворного поэта.
- Ты с ума сошел! Зачем нам свидетели? Это опасно! – голос звучал, как готовая лопнуть струна.
- Я все предусмотрел. Поэт немой. Это – ветер. Они прекрасно проводят время за игрой на арфе.
- Она улыбается?
- Однажды я видел на ее лице печальную улыбку.
- Значит, речи о солнечных нитях пока не идет, - разочарованно произнес голос.
- Нет. Но емкости со светом печали полны.
- Хорошо. Но этого недостаточно. Не хватает еще двух ингридиентов. Что ж, я подумаю, как заставить ее радоваться. 
- Разве можно заставить радоваться? – рыцарь изумился, но собеседник, пропустил его вопрос мимо ушей.
- Что этот, как его…, коротышка? – последнее слово было сказано с пренебрежением. - Он все еще не соглашается на наши условия?
- Он обещал подумать, монсеньор.
- Сколько, сколько времени он еще будет водить тебя за нос? Завтра же,- да, завтра же ты встретишься с ним  и потребуешь немедленного ответа. Перед тем, как отправиться к нему, зайдешь ко мне. Я вооружу тебя одним аргументом, способным сломить и не такое сопротивление. А теперь оставь меня, мне надо подумать.
- Желаю благоденствия, монсеньор, - сумрачный рыцарь повернулся и пошел прочь. За его спиной мрачной стеной высился стеклянный Лес.
Его собеседник остался стоять между ульями, державшими оборону с восточной стороны Дивного Леса.

***
Молочно-белый конь увозил своего сумрачного седока прочь от замершего в немом оцепенение Леса.
«На что ему сдался этот чертов Лес с наглым несговорчивым коротышкой? А эти пчелы?  Стоит ради них бросать все то, что имеешь? А ведь  имел он в свое время немало. Пусть Глухомания не самая процветающая страна в мире, но с его амбициями  уместнее узурпировать власть в Глухомании, чем год за годом возиться с ульями. Глухомания имеет выгодное географическое положение, почти со всех сторон окружена морями, а узкий участок земли, связывающий ее  с соседней Бургвилией, наполовину отгорожен горным хребтом. Это же прекрасная природная крепость, осадить которую поди попробуй!. Если тесно тебе в Глухомании, та же разнеженная Бургвилия - чем не вариант? А там, глядишь, и прочие земли прежней империи Великих Руманов собрать под свое крыло можно было бы,  создав новую Империю, – мечты всадника развернули перед его внутренним взором картину грандиозных битв, осажденных замков и повсеместно высящихся темных башен, над верхними площадками которых развиваются новые имперские стяги. – Но он заладил свое: ключ, Лес… Если бы в свое время он не поймал меня, приковав навечно кандалами слова, я бы и дня не потратил на его причуды!»
- Н-но, - крикнул всадник, ударив шпорами в бока коня.
Конь взвился, оттолкнулся от земли и поскакал, выбивая копытами из воздуха крошечные молнии, ввысь,- туда, где их ждал грозовой замок.

6 комментариев:

  1. как все переплетено )
    очень интересно! )

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. а вот и один из серьезнейших претендентов на главную конфету ))) желаю удачи!

      Удалить
    2. )) я читаю не из-за конфеты, а потому что нравится )
      ну и заодно )))

      Удалить
    3. это особенно приятно... кстати, когда что- то делаеся "из-под палки", результат обычно не впечатляет. а если все происходит "полюбовно", то и запоминается лучше и удовольствия больше

      Удалить
  2. Я уже и про конфетку забыла. Читаю, не могу оторваться.Хорошо, что я на ваш блог, набрела, сейчас когда вы уже 33 главы выложили, иначе сошла бы с ума от любопытства))))

    ОтветитьУдалить
  3. спасибо вам за вашу заинтересованность и искренность - очень (ну вот очень-очень) приятно! для автора ничего важнее и нет, пожалуй

    ОтветитьУдалить