Translate

воскресенье, 5 февраля 2012 г.

Стеклянный мёд (глава четвертая)

Глава четвертая,
в которой нам лишь слегка приоткроются факты, послужившие причиной возникновения нескольких легенд.

         На массивной дубовой двери, отделявшей зал заседаний от приемной, висело объявление: «Заседание Комитета по надзору за эволюцией». В приемной, ожидая вызова, сидели приглашенные.  Большинство из них были знакомы друг с другом, потому как являлись экспертами, регулярно принимавшими участие в работе Комитета. Но, несмотря на знакомство и наличие тем для обсуждения, никто не осмеливался нарушить тишину. Кто-то поглаживал усики, кто-то вальяжно обмахивался хвостом, кто-то подремывал – все медитировали в меру собственных возможностей.
         Зал заседаний – полукруглое помещение с высокими эркерными окнами - был до отказа заполнен слушателями. За кафедрой докладчика стоял высокий сухопарый старец с длинными волосами и  бородой, облаченный в серую мантию. На его голове покоилась серая шапочка, напоминающая перевернутое вверх дном блюдце. Аудитория внимательно  слушала старца, который ровным голосом зачитывал отчет  о миграционных тенденциях, вызванных падением Империи Великих Руманов.
         - И в завершение,- докладчик оторвал взгляд от толстой папки, чтобы перевести дух.
По рядам прокатился вздох облегчения.
- И в завершение я не могу не обратить вашего внимания на то, что работа по восстановлению исторической справедливости находится не на должном уровне. Вернее, - он многозначительно приподнял правую бровь и выдержал паузу, - никаких признаков  работы в указанном направлении нашей комиссией вообще не обнаружено. У меня все.
Он закрыл папку и повернул голову в сторону секретариата, чем вызвал активизацию действий со стороны секретаря - упитанного кривоногого коротышки с высоким лбом, заканчивающимся где-то в области затылка.
- Вопросы к магистру Пелазору? - нервно выкрикнул тот и попытался в очередной раз расстегнуть верхнюю пуговицу тугого камзола.
Примерно в середине зала вяло поднялась рука. Секретарь Академии опознал в  высоком одышливом  мужчине неопределенных лет, закутанном в черную мантию с изображениями звезд, комет и, как ни странно, рыб, вечно всем недовольного магистра Дордана.
- Слово предоставляется магистру Дордану, - все еще борясь с пуговицей, проблеял секретарь.
- Я предлагаю заслушать приглашенных экспертов, - не вставая с места, пробасил магистр Дордан, - и лишь потом делать какие-либо выводы.
- Возражения? – уточнил у аудитории секретарь. – Нет? Магистр Пелазор, прошу вас занять место в ложе докладчиков.
Пока старец, подобрав полы длинной мантии, шествовал в указанную ложу, секретарь вскочил и с резвостью, которую  трудно было заподозрить в его похожем на оплывшую свечу тельце, подбежал к двери.
Эксперты, чье молчаливое пребывание в приемной было прервано звуком отворившейся двери, увидели голову секретаря, высунувшуюся в образовавшуюся щель.
- Господин Тобакс, прошу вас. Господин Мозул, приготовьтесь – вы следующий. Прочие могут быть свободны до послеобеденной части слушания.   


***
Надо сказать, что вопросы Эволюции как таковой никогда не являлись вопросами, на которые имеются однозначные ответы.
Единственным лицом, знающим ответы на все вопросы, мог бы считаться Милор Адони, ибо именно он сотворил Всё и Вся.
Мог бы. Если бы бесследно не исчез несколько сотен лет назад. 
Собственно говоря, Комитет по надзору за эволюцией был создан вследствие его исчезновения. Иначе в мире, где обычные эволюционные процессы густо замешаны на волшебстве,  было бы непросто соблюсти разумное равновесие.
Милор Адони был добродушным и начисто лишенным властных амбиций творцом. Он ни в какую не соглашался принять статус бога. Зато охотно создал магическое измерение (в дополнение к уже имевшимся), обучил  начальным азам чародейства нескольких соискателей, особо настойчиво набивавшихся в жрецы, и на досуге создал «Магическое уложение» (дабы оградить планету от излишнего рвения неофитов). Согласно основным нормам «Магического уложения» волшебники не имели права вторгаться не только в эволюционные процессы, но и узурпировать власть в любых ее формах. Удовлетворенный плодами дел своих Милор Адони удалился на покой. Какой продолжительности должен быть отдых после сотворения мира, сказать затруднительно. Наверное, поэтому никто в точности не мог бы сказать, когда именно он исчез.
Несмотря на разумное мироустройство, иной раз приключались утечки из магического измерения, что могло иметь непредсказуемые последствия. С целью изучения последствий таких утечек и возможного влияния на неконтролируемую магию был создан Совет Верховного Знания, а позднее для передачи накопленного опыта – Чудесная Академия Волшебного Ремесла.
Чудесная Академия Волшебного Ремесла (ЧАВР) представляла собой многоступенчатую систему  магического образования. Поступив на низшую ступень, соискатель степени магистра должен был пройти семилетний курс обучения лишь для того, чтобы иметь возможность сдать экзамен для поступления на вторую ступень. Всего ступеней было девять. Но, в зависимости от того, какую специализацию выбирал ученик после прохождения первой ступени, их количество (ступеней) на пути к заветному степени  магистра могло существенно сократиться. К обучению в Академии допускались все желающие, независимо от расы, пола, возраста, происхождения и достатка – при наличии рекомендации какого-нибудь действующего мага.
Большинство действующих магов не хотело создавать собственными руками конкурентов, поэтому получить рекомендацию было делом непростым. Огромной популярностью среди молодежи, желающей поступить в Академию, пользовались престарелые маги, с удовольствием набиравшие среди наивных соискателей подмастерьев и подручных.   Принятый в штат бесплатных помощников мага  молодой человек принимался со всей горячностью и усердием выполнять самую неблагодарную работу, в надежде однажды самому стать волшебником. Однако уже по истечение пяти-шести лет он начинал подозревать, что рекомендация ему тут не светит, и возвращался восвояси. Не успевали за ним закрыться двери, как очередной соискатель с благоговением и надеждой впрягался в еще неостывший хомут черной работы.
Поэтому в Академии редко когда обучалось более десяти студентов одновременно. А учитывая длительность обучения в Академии, а также отменное здоровье престарелых магов, списки магов и волшебников, регулярно печатаемые «Вестником передовой магической мысли», из года в год почти не изменялись .


***
Приглашенный секретарем господин Тобакс уверенными шагами подошел к двери в аудиторию, после чего с его ногами произошла странная метаморфоза – они согнулись в коленях и, чем сильнее сокращалось расстояние между господином Тобаксом и кафедрой, тем сильнее они тряслись.
 - Господин Тобакс, - обратился к эксперту секретарь, предварительно сверившись с протоколом заседания, - что вы можете пояснить по вопросу о восстановлении исторической справедливости?
- Ничего, - чистосердечно признался эксперт.
- Объяснитесь! – потребовала аудитория сразу несколькими голосами.
- Дело в том, что я специалист по мумзи-языку, а не по справедливости. Однако, все той же справедливости ради я вынужден признать, что подавляющее большинство все еще считает мумзи-язык не более чем вымыслом, сказкой, преданием - равно как и его  носителей, - господин Тобакс с извиняющимся  видом оглянулся на ложу докладчиков.
- А разве это не так? – ехидно уточнили из зала.
- Считаю  этот вопрос лично для себя в некотором роде оскорбительным, - запротестовал господин Тобакс, отчего его хвост пришел в нервное возбуждение и пару раз громко щелкнул по полу.
Господин Тобакс был пугриком.
- В самом деле, господа, прошу вас воздерживаться от неуместных шуток, - взмолился секретарь, – иначе мы рискуем не только не уложиться в регламент, но и серьезно подорвать процесс восстановления исторической справедливости.  Прошу вас, господин Тобакс, продолжайте.
- Я считаю, что ущерб, нанесенный пятисотлетним владычеством Руманов, заключается (в основном) не в отъеме земель у маленьких народцев, к которым я принадлежу и горжусь этим!, - уверенным голосом завил господин Тобакс,- а в глубоком укоренение в сознании  людей мысли, что маленькие народцы - лишь персонажи народных сказок, мифов и легенд. Я убежден, что миссию развенчания ущербной имперской политики должны взять на себя наиболее уважаемые народом представители общества. Я имею в виду волшебников.
- Каким же это образом? А как же запрет на использование магических процессов в социальной жизни? - Одновременно загалдела аудитория.
- Вы не поняли! Никакой магии не требуется. Подобное лечится подобным. Необходимы лишь слова, исходящие от тех, чей авторитет непререкаем, – господин Тобакс с надеждой еще раз обратил взор в сторону ложи докладчиков. – К примеру, я достоверно знаю, что магистр Пелазор в последние пару лет принял в свою свиту нескольких представителей маленьких народцев, что позволяет людям воочию убедится в их существовании.
- Отнюдь, - со вздохом отозвался магистр Пелазор. – Этот шаг не дал ожидаемых результатов.   Напротив, народ счел их всех плодами моей магии, что еще более затруднило разрешение проблемы. Но, с другой стороны, еще больше упрочило мой магический авторитет.
- Но если продолжать замалчивать факт существования маленьких народцев, историческая справедливость за ненадобностью может быть уже сегодня утилизирована! – продолжал гнуть свою линию господин Тобакс.
- А никто не задумался вот над чем…- бас магистра Дордана подавил разрастающееся шушуканье.
 - Магистр Дордан, у вас есть реплика? – секретарь постарался перехватить инициативу, зная, что зачастую самое невинное замечание из зала способно спровоцировать скандал. – Прошу вас на трибуну!
Воспользовавшись представленной возможностью, специалист в области мумзи-языка поспешил укрыться в ложе докладчиков.
Магистр Дордан, подобный сугробу, окрашенному в черный цвет, переместил себя за кафедру и продолжил:
- Кто-нибудь задумался над тем, что придание маленьким народцам мифологичности вывело их из временного измерения? Кто-нибудь из вас видел в последние сотни лет, чтобы тот же господин Тобакс постарел хоть на день?
- Да, но волшебники тоже стареют крайне медленно! – возразил помощник секретаря.
- Именно! – громыхнул магистр,  - Именно медленно, но все же они  стареют. Здесь задействован совсем иной механизм. Соприкасаясь с магическим измерением, волшебники получают возможность проживать свои отрезки жизни дольше, чем прочие люди. Или – быстрее, все зависит от желания конкретного волшебника. Отменить же смерть не в силах ни один из нас. Маленькие же народцы не стареют и не умирают вовсе!
- Если их смерть не является  насильственной, - уточнил секретарь.
- От руки своего же соплеменника, - скорбным голосом добавил господин Тобакс.
- А теперь представьте, что может произойти, если их всех взять и вернуть в реальное измерение? – назидательно подвел черту под своим выступлением магистр Дордан.
- Но никто не проводил подобных экспериментов, - подали голос из аудитории. – Может быть, ничего и не случится!
- Стоит ли ради этого рисковать тысячами жизней? – магистр Дордан выдержал паузу и продолжил, - Не приведет ли восстановление исторической справедливости к еще более плачевным последствиям для маленьких народцев? К примеру, не обрушится ли на них вся та масса времени, которое они благополучно игнорировали, будучи мифологизированными?
- Что вы имеете в виду? – удивились из аудитории.
- Не приведет ли их возвращение в реальное измерение к моментальной старости и…
Договорить магистру Дордану не позволил возмущенный вопль, долетевший из ложи докладчиков.
- Магистр, вы шарлатан, совершенно ничего не смыслящий в обсуждаемом вопросе! – магистр Пелазор гневно стукнул старческим кулаком по татке с докладом. - Мои подручные из мелких народцев благополучно существуют в реальном мире, время действует на них совершенно так же, как на обычных людей.
- Не вы ли сами немногим ранее говорили, - магистр Дордан ехидно прищурился, - что их все еще воспринимают не как реальных существ, а лишь как плоды вашей магии?
- Но их видят! В то время, как прочие представители меленьких народцев людскому зрению недоступны, - поддержал Пелазора господин Тобакс.
- Магистр Дордан, что вы предлагаете? – уточнил секретарь. – Оставить все как есть? А как же обширные земли – места исконных поселений маленьких народцев? Теперь, когда Империя рухнула, земли придут в упадок без должного внимания. Кроме того, рано или поздно на земли, оставленные без надзора, заявят свои права более активные соседи. Между Бургвиллией и Всеславией всегда присутствовала некоторая напряженность. Если же им придет в голову идея о переделе бесхозных территорий, мы рискуем получить в недалеком будущем в центре континента войну. Нет, нет и нет,- затягивание с решением вопроса о маленьких народцах недопустимо!.
- Хорошо, - неохотно уступил магистр Дордан. – Но потом не говорите, что я вас не предупреждал.
Так и не предложив ничего дельного, он величественно прошествовал на свое место, сел и сердито насупился, почти до бровей закутавшись в свою звездно-рыбную мантию.
- Предлагаю, - не давая аудитории потерять нить дискуссии, подхватил секретарь, - перед обеденным перерывом заслушать еще одного эксперта по указанному вопросу. И, магистры, прошу вас, проявляйте  большую активность в обсуждении  вопроса. Совет Верховного Знания уже на следующей неделе по итогам нашей работы намерен вынести резолюцию.

***
Покуда секретарь вызывает очередного эксперта, а тот преодолевает расстояние между приемной и трибуной докладчика, стоит объяснить причину, по которой Комитет по надзору за эволюцией был собран на текущее заседание.
Обычный мир, в котором живет большинство людей, имеет ограниченное число измерений. Зато эти измерения стабильны. И, что характеризует их с положительной стороны, весьма расположены к тому, чтобы быть изученными. Более того, они работают  сообща. Скажем так:, высота в обычном мире, как нам припоминается, еще ни разу не брала выходного на денек-другой.   Все так, да не совсем так. По крайней мере -  в мире, где, помимо обычных измерений, есть еще одно – магическое. 
Так случилось, что с возникновением на Восточном континенте Империи Великих Руманов (история о которой вас ждет немного дальше) из временного  измерения выпали сразу все представители маленьких народцев. Нет,  они не перестали существовать. На них каким-то непостижимым образом перестало влиять время. Конечно, это произошло не в один день. Сначала императорским указом все малые народцы были изгнаны из мест их исконного обитания. А чтобы в людской памяти этот неблаговидный  поступок как можно скорее стерся, маленькие народцы были объявлены сказочными персонажами, героями легенд, преданий, сказок и мифов. Горемычные переселенцы поневоле образовали новые колонии за пределами Империи и принялись оплакивать свое неизбывное горе и тоску. Однако, вскоре они заметили, что лишившись родных пенат, они приобрели необъяснимую способность не стареть.  Поудивлявшись и порадовавшись поначалу, они довольно быстро свыклись со своей новой судьбой, и даже само время стали воспринимать иначе. Сменявшие друг  друга императоры представить себе не могли, что живущие в забытых уголках Восточного континента маленькие народцы ведут счет безвременному своему существованию не годами, а периодами правления императорской династии.  К моменту  нашего повествования, согласно летоисчислению маленьких народцев минуло всего двадцать три императора. По человеческому же летоисчислению  прошло  более пятисот лет.
Помимо того, что маленькие народцы перестали стареть, они сделались как бы невидимыми человеческому глазу. Сложно увидеть тех, чье проживание на территории Империи строжайшим образом не допускалось. Однако  Совету Верховного Знания, путем долгих переговоров, удалось - таки получить всемилостивейшее дозволение о пребывании в виду профессиональной необходимости на разных территориях Империи мумзиков, стрекозябликов, леших и домовых.  Немалого труда стоило магистру Мальциусу объяснить императорским советникам, что для сохранения всемирной гармонии необходимо поддержание порядка в том виде, в котором он был замыслен самим Милором Адони.    Но даже допущенные на основании эдикта, изданного основоположником Империи Великих Руманов, редкие представители мелких народцев людьми просто не замечались. Справедливости ради стоит сказать, что их продолжали видеть животные, которых абсолютно не интересовали какие-то там указы, и дети, не утратившие веру в реальность сказок.  Но детей, веривших в сказки, было так мало, а животным судьба маленьких народцев была настолько безразлична, что все это никак не могло повлиять на временное измерение, отказывавшееся принимать обратно маленьких изгнанников.
По всей вероятности, вас уже терзает вопрос: почему маленькие народцы называют маленькими? Тут все просто. В сравнение с людьми самые рослые представители любого из маленьких народцев вряд ли могли тягаться ростом даже с трехлетними детьми. Да и численность любого из народцев не шла ни в какое сравнение с быстро прирастающим человеческим населением. 
Пока мы отвлекались, очередной эксперт добрался до кафедры и приготовился изложить свою точку зрения на обсуждаемую проблему.


***

Появление в аудитории господина Мозула вызвало оживление в задних рядах, где преимущественно сидели допущенные на заседание знахарки, ворожеи и прочие ведьмы. Обычно они не принимали участия в заседаниях Комитета по надзору за эволюцией. Ну, в самом деле, какое отношение ведьмы имеют к прогрессу? Тем не менее, учитывая их принадлежность к различным культурам и народностям, сегодняшнее заседание требовало их присутствия.
Господин Мозул – высокий черноусый красавец, положив на кафедру перед собой странный предмет конической формы, кивнул секретарю, давая понять, что готов  к выступлению.  
- Прошу тишины! – секретарь, наконец-то справившись с пуговкой удушающего воротника, звякнул серебряным колокольчиком. – Господин Мозул, приступайте.
- Дабы не отнимать драгоценного времени, ибо не все мы принадлежим к маленьким народцам, которым бремя времени нипочем, я сразу перейду к сути. Вы в курсе, что в последние полгода я занимался изучением взаимодействия временного и магического измерений. Результатом моих экспериментов стал вот этот прибор, - господин Мозул указал на конусообразный предмет.
- Какое отношение ваш колпак имеет к восстановлению исторической справедливости? – проворчал все еще обиженный ненадлежащим вниманием к своему выступлению магистр Дордан.
- Терпение, - невозмутимо парировал господин Мозул. – Прибор еще требует ряда проверок, чтобы исключить возможность случайных совпадений. Однако, я уже сейчас могу утверждать, что массовое возвращение маленьких народцев в места их исторического обитания не приведет к сколь либо плачевным последствиям для них.
В аудитории возбужденно загудели.
- …чего нельзя однозначно утверждать  о людях – продолжал господин Мозул.-  Массовое столкновение с мифологическими персонажами (а в глазах людей все маленькие народцы именно таковыми и являются) вызовет нарушение баланса между временным    и    магическим   измерениями,  что   может привести  к неконтролируемому
выбросу магии в реальные измерения*.
Тишину, накрывшую аудиторию, нарушил магистр Пелазор:
- То есть восстановление исторической справедливости способно нарушить всеобщую гармонию?
- Можно выразиться и так, - утвердительно кивнул господин Мозул, не отрывая взгляда от обольстительной ведьмы, прибывшей на заседание откуда-то из предгорий Мальвинии.
- Но почему же ничего подобного не случилось в момент изгнания маленьких народцев из временного измерения? – продолжал наседать седовласый магистр.
- Сложно сказать, - уклончиво ответил эксперт,  переведя взгляд с мальвинской красотки на Пелазора. – Да и однозначно утверждать, что ничего не произошло, невозможно.  Нечто, произошедшее в тот период, так же могло выпасть из поля нашего зрения, как и сами маленькие народцы. И точно так же это нечто может продолжать существовать, игнорируя наши познания, а вернее сказать - незнание, о нем.
Заявление эксперта Мозула произвело эффект наложения печати молчания. Слушатели переглядывались между собой, открывали и закрывали рты, но никто не решался произнести ни слова.
Насладившись зрелищем всеобщей растерянности, господин Мозул триумфально провозгласил:
-  Однако, как я полагаю, получение разрешения Совета Верховного Знания на использование ключа гармонии в целях устранения возможных негативных последствий, решит все проблемы.
- Нет! – в один голос отозвались магистры Пелазор, Дордан и еще несколько пришедших в себя магистров.
- Использование ключа гармонии недопустимо! – голос магистра Пелазора заметно дрожал от возбуждения. – Если последствия какого-либо явления не могут быть устранены без использования ключа, необходимо всеми силами постараться предотвратить само явление.
- Это невозможно, - беспечно пожал плечами Мозул, - частичное возвращение маленьких народцев уже началось. Я достоверно знаю о переселение нескольких семейств чубоб в Долину Хвощей, о появление странствующих пугриков, а также об открытии хыками филиалов своих контор в ряде городов Бургвилии.   
- Нашей лабораторией не было зафиксировано утечек магии, - поспешил уверить собравшихся магистр Ла Боратор.
- Да, но пока возвращение маленьких народцев не носит массового характера, - Мозул улыбнулся так, что у некоторых участников заседания не только мурашки побежали по спине, но и шерсть на носу встала дыбом.
         Объявленный перерыв разбил участников заседания на разновеликие группки. Участники групп отчаянно жестикулировали, корчили страшные физиономии, то и дело вытаращивали глаза, но продолжали общаться шепотом.
         Постепенно соблазнительный запах скандала проник во все аудитории и коридоры Чудесной Академии Волшебного Ремесла.

___________________________________________________________________________
*Иронией судьбы к числу маленьких народцев были отнесены и великаны. Великанье племя было столь малочисленным, что поначалу планировали заняться их охраной и восстановлением популяции. Но, как это зачастую случается, вышло все наоборот: их в числе прочих причислили к персонажам сказочных историй и попросили переселиться куда-нибудь в горы за пределами Империи. Ведь проблема перестает существать, если на нее закрыть глаза. Не так ли? Погрузившись в мифологическую среду, великаны тут же перестали вымирать.  Но размножаться они тоже не спешили. Вкусив прелесть долгой жизни, они предпочли посвятить все свое свободное время (а было его, как вы понимаете, немало) духовному росту, дабы наполнить форму соответствующим содержанием. Некоторые из них преуспели в изучение культурного наследия и стали энциклопедистами,; кое-кто предпочел искать свой путь в искусстве, создав несколько направлений живописи,; были и такие, кто предпочел медитационные практики или сибаритство.


***
Собравшиеся в кабинете ректора ЧАВР магистры обеспокоенно косились на приглашенного эксперта Мозула. Виданное ли дело, чтобы на закрытое совещание допускались маги, не удостоенные ранга магистра.
         - Меня не покидает чувство, что мы все время  что-то упускаем из вида, - озабоченно произнес ректор.
         - Вы верите заявлению этого наглого выскочки Мозула? – удивился магистр Дордан.
         - Его слова заставляют задуматься, - ректор рассеянно постучал по хрустальному шару, от чего внутри завертелся туманный вихрь. – Но дело даже не в них. Вам не кажется, что мы не видим чего-то важного, что у нас буквально под носом?
         Магистр Ла Боратор поправил очки на кончике своего длинного носа, шутки по поводу которого он воспринимал особенно болезненно.
         - Мы можем еще раз перепроверить магическую интервенцию. Но уверяю вас, в последнее время никаких поводов для беспокойства зафиксировано не было. Сейчас мы тестируем новый метод растяжения времени, но пару-тройку лаборантов для проведения внеочередного мониторинга магического поля я смогу освободить, - магистр Ла Боратор сложил руки на груди и с чувством превосходства оглядел присутствующих в кабинете ректора.
         - Скажите, Ла Боратор, с которого периода ведется письменный учет всех проводившихся мониторингов? –  спросил магистр Пелазор, уловивший обеспокоенность ректора.
         - Ну-уууу, - Ла Боратор запустил длинные узловатые пальцы в жиденькую бородку, - точной даты я не назову. Однако традиция фиксировать результаты всех физических экспериментов, особенно если они проводились с использованием тестируемого оборудования,  насчитывает несколько веков.
         - Знаете что,  Ла Боратор, вместо проведения еще одного мониторинга, отрядите-ка тех самых лаборантов в Архив, пусть сравнят данные по всем замерам магического поля, сведения о которых сохранились, - ректор перестал постукивать по шару, и тот вновь приобрел хрустальную прозрачность. – И вот что еще: заседание Совета Верховного Знания, намеченное на следующую неделю, предлагаю отложить. 
         - На какое число перенести заседание? – уточнил доселе молчавший секретарь.
         - А это будет зависеть от проявленного сотрудниками Ла Боратора рвения. Что скажете, магистр? Десяти дней вашим специалистам хватит?
         - Если бы мы успели закончить тесты по новому методу растяжения   времени, они бы смогли уложиться и в недельный срок, - изрек Ла Боратор, распираемый гордостью от сознания собственной значимости.
         - Вот и славно. Прошу вас, господа, пройдемте в столовую, - ректор покинул кресло и направился к выходу(, приглашая магистров последовать своему примеру).
          Перед дверью ректор замедлил шаг, дожидаясь, когда с ним поравняется магистр Пелазор.
         - Послушайте, магистр, - обратился ректор, понизив голос до уровня таинственности, - у меня есть некоторое сомнение. Мне бы хотелось обсудить с вами то щекотливое дельце, которое мы поручили некоему малорослому субъекту(не будем называть его имя, дабы не подвергать его миссию  дополнительному риску) .
         - Слушаю вас, гроссмейстер, - кивнул Пелазор. – В чем причина ваших сомнений?
         - Видите ли, я бы предпочел обсудить их в другом месте и чуть позже, - ректор скосил глаза в сторону все еще копавшегося в документах секретаря. – Будьте добры, задержитесь после заседания.
         - Слушаюсь, - Пелазор склонил седую голову.
         - Ну что ж? – бодро и громогласно возвестил ректор, - я слышал, что сегодня  повара расстарались, и нас ждет утка в клюквенном соусе и пирожные по-императорски. Не поспешить ли нам? 
         Дверь за спинами двух волшебников закрылась. Секретарь закончил раскладывать документы по папкам, промокнул высокий лоб платком и, предварительно оглянувшись на дверь, подошел к хрустальному шару.

***
         - Так вот, - поливая увесистый кусок утиной грудки клюквенным соусом, подытожил ректор, - я никак не могу припомнить обстоятельств, при которых мы приняли решение о направлении того мумзика в…, как ее  там…, Листиранию. Признаться, я даже не представляю, что это и где оно находится.
         Магистр Пелазор оглянулся по сторонам. Сидевшие за длинным дубовым столом волшебники и прочие участники заседания от всей души предавались трапезе, сдабривая ее оживленными разговорами, а кое-где и шутками, перемежаемыми взрывами хохота.
       Беседа двух престарелых волшебников не занимала никого, кроме них самих.
         - У меня гора упала с плеч, - признался Пелазор, - последние пару недель я стал подозревать у себя старческий склероз. Я ведь тоже никак не могу вспомнить: как, когда, а главное – зачем мы послали этого коротышку в эту…, как вы только что назвали?
            - Все это крайне подозрительно, - многозначительно поднял вилку ректор. – Если бы я своими глазами не видел протокола заседания  Совета Высшего Знания со всеми резолюциями, то даже не вспомнил об имевшем место факте.

***
         Секретарь озабоченно всматривался в выпуклую хрустальную поверхность, стараясь по губам собеседников прочесть то, о чем они беседуют. Существенным недостатком любого хрустального шара, (с которым поневоле приходилось мириться,) было то, что  никто до сих пор не научился добывать из него звук.  И с этим поневоле приходилось мириться.

9 комментариев:

  1. В первых главах Академия волшебного ремесла была "Чародейной", а дальше почему-то стала "Чудесной" :)

    ОтветитьУдалить
  2. А комментарий почему-то два раза отправился :)

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо за бдительность! Вот человек внимательно читает ))) У меня глаз "замыливаеттся", когда свое перечитываешь, не видишь ляпы. Спасибо за корректуру. Щаз исправлю.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я не то чтобы сильно внимательно, но стараюсь запоминать про что читаю :) Мне понравились первые главы, здорово написано, интересно и небанально, и много сюжетных линий, от этого еще интересней :) Буду дальше читать. Опечатки мешают немного правда... Ну и мне бы в фб2 :))) но это мои тараканы :)

      Удалить
  4. Мне ценно любое мнение (критическое в том числе, ну а уж если позитивное - ура, ура!). Если читается интересно - это для меня всё! Терпеть не могу тягомотное чтение. Конечно я мечтаю издать книгу, да еще с иллюстрациями - чтобы родители могли с детьмии читать. Однако ж пока никак с ангелом-издателем не встречусь. А впрочем, если сказка будет иметь успех в блогосфере, то рискну издать ее за свой счет. Правда, тогда на издание с иллюстрациями расчитывать не приходится - по финансам не потяну.
    ... А еще у меня сегодня какая-то странность с "блогером" - не дает не только новых постов размещать, вообще с блогом работать не дает (я даже опечатки исправить не могу). Засада!

    ОтветитьУдалить
  5. Я вот наконец то выскажусь!!
    я начинала читать сказку с самого начала ее написания (ну практически) и делала это трижды!!! но доходила едва ли до середины первой главы... я была в панике... я обожаю сказки, а тут ну не шло чтение и все((( и вот на днях я поняла в чем причина!! я вчитывалась в каждое слово! в каждый знак и пыталась все запомнить, обороты речи, описания... я выпадала из чтения, следя за буквами... а ведь из благих побуждений, желая ответить на все вопросы и получить приз... ЭХ!!((( и вот сегодня я поняла. что на самом деле мне не это нужно! я просто хочу получить удовольствие от сказки... выиграть приятно! но!! это уже не цель! , если получиться ответить - будет здорово! а если нет... значит так и должно быть!!))) вот сижу и целый день наслаждаюсь !!! сказка изумительная!! я захвачена сюжетом полностью и боюсь спать не буду! навела кофе и сижу перед монитором... все уже спят)))
    так интересно, что будет дальше!!! ух)))
    а вот опечатки, если они и есть, вообще меня не тревожат... я словно погружаюсь в волшебный мир...
    СПАСИБО!!!!!!!
    а вот еще у меня мысль промелькнула! моя доча учится в колледже искусств на дизайнера, не плохо рисует... я спросила, может она захочет попробовать проилюстрировать сказку, она заинтересовалась)))
    как думаешь, может попробуем??))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Про иллюстрации - круто ))) Не ожидала. Вот моя новая читательница Фея домашнего беспорядка фей налепила из какого-то пластика, они у нее в блоге живуют. Приятно - нереально.
      А по поводу вчитываться, чтоб на вопросы ответить: девочки милые, я ж не собираюсь спрашивать: "а вот что сказал кот, когда Осень...?" Я уже и сама в панике: откуда взять целых 11 вопросов? Так что, думаю, что любой, кто прочел просто из любопытства сказку - ответит запросто!
      А вот то, что сказка понравилась - невероятно приятно. Спасибо вам за потраченное время.

      Удалить
  6. А может на "Ты"))))
    Рада, что на счет иллюстраций ты не против)) вот точно не знаю, когда у нее получится... но когда что то попробует, я вышлю тебе, показать, что получилось))
    А вот потраченное время - ЭТО МОРЕ удовольствия!! я вчера на ночь читала вслух своему младшему, ему 2 года, сегодня просит еще почитать... ну вот ему точно картинок не хватает)) требует показать котика!! и называет его Кавеля))
    Спасибочки))

    ОтветитьУдалить
  7. Кот, мне видится, вальяжным таким, похожим на Гарфильда.Сказка очень захватывает.Читаю и думаю, хоть бы 33 глава была последней, а потом: нет, нет чем длиннее сказка тем интереснее. Пошла дальше читать...

    ОтветитьУдалить