Translate

воскресенье, 5 февраля 2012 г.

Стеклянный мёд (глава восьмая)

Глава восьмая,
в которой путники знакомятся с временно исполняющим обязанности домового.
        
Когда луг остался далеко за спиной и перестал быть виден даже с крыши заплечного домика, чайник печально всхлипнул и, чтобы как-то развеять грустные мысли, затеял разговор.
         - Однако, все же непонятно вышло с этим, как бишь его, Дивным Лесом. Как же так все прошляпили? Неизвестно кто, неизвестно как захватил в свое полное единоличное распоряжение целый Лес, да еще закрылся изнутри и никого туда не пускает, - забросил он удочку.
         - Да, непонятно, - уклончиво подтвердил ЛоббиТобби.
         - Вот я что думаю? Я думаю, что не мог этот кто-то сам безо всякой помощи такое дело провернуть. Нет, конечно если он, например, волшебник, то - мог. Но разве бывают такие волшебники, чтоб о них никто ничего не слышал?
         - Не бывают, - бесцветным голосом отозвался мумзик.
         - Так и я про то же ! Все известные волшебники как были каждый при своем интересе, так и остаются и ни в какие авантюры не лезут. А главное – они даже с этим кем-то почему-то не хотят связываться. Как думаешь, почему?
         - Не знаю, - мумзик не желал пускаться в рассуждения.
         - Ты представь: если они волшебники, то что им стоит какого-то неволшебника выбить из Леса и восстановить порядок? А раз они с ним связываться не хотят, значит, не все так просто. Значит, кто-то с ним заодно. И Комитет по надзору за эволюцей неспроста тебе это назначение без всяких объснений вручил. Хоть бы слово обо всех безобразиях лесотиранических. Так нет – иди, мумзик, авось кривая вывезет. Я так думаю! - чайник, удовлетворенный  результатом своих логических умозаключений, откинулся на подушку и заложил ручки под голову. – Чего молчишь?
         - А что говорить?
         - Ну, ты же должен иметь свое мнение на этот счет…
         - А я его  имею. Именно поэтому  иду и помалкиваю, а не ору на всю округу о том, о  чем лучше даже и не думать, чтоб путь тяжелее не казался.
         Чайник взвился над подушкой:
         - Я, я ору? Да я просто рассуждаю. Я вообще могу молчать всю дорогу. Я могу набрать в рот воды и не проронить ни звука…
         - Не можешь, - вздохнул мумзик. – Давай так: мы сейчас проходим этот лесок, потом пригорок, за которым есть лесопилка. За лесопилкой начитается Синяя Лощина и только потом будет город. Идти далеко, солнце вот-вот сядет. Заночуем у лесопилки. Ты чаю приготовишь, посидим у огня, вспомним, как хорошо нам жилось в Глухомании. Идет?
         - Идет, - обижено буркнул чайник.
 
*** 
         Заваривая чай, чайник уж расстарался: в заварку добавил каких-то секретных ароматных травок, укутался пледом, терпеливо высидел пять минут, и лишь затем, весь покрытый испариной, приступил к разливанию чая. ЛоббиТобби выложил полученные от Осени и мышки  гостинцы на расстеленную на крыше заплечного домика салфетку,  и странники приступили к ужину. Вспоминать прежние времена не хотелось., Хотелось запрокинуть голову и смотреть на звезды. Здесь, у лесопилки пахло смолистой стружкой, от реки зябко тянуло сыростью. В прибрежной траве возилась и покряхтывала утка
         - Надо бы костерок залить, - сказал мумзик, глядя на догорающие поленца с крыши домика.
         - Надо бы, - лениво согласился чайник.
         - А из-под пледа вылезать не хочется, - признался ЛоббиТобби.
         - Не хочется, - зевнул чайник.
         - Давай тогда еще по чашечке выпьем, согреемся, а уж потом…
         - Кхе-кхе,- откашлялась темнота. – Хотите, я залью?
         - А ты кто? – проснулся от неожиданности чайник.
         - Сахлис, - ответила темнота. – Сахлис Ангелози – так меня называют местные. Ну, так что, заливать костерок-то?
         - А ты с нами чаю выпить не желаешь? – спросил мумзик.
         - Чаю? Давно не пил чаю. Мне тут в основном молоко в блюдце оставляют. С удовольствием выпью почаевничаю с вами.
         Из темноты в круг света выступила фигура в низко нахлобученном на глаза фетровом колпаке с обвисшими полями, почти полностью скрывавшими лицо его владельца. «Пожалуй, это гном, - подумал чайник, – хоть бороды и невидно…» Незнакомец протянул руку и взял из рук мумзика чашку чая. Это не составило труда - незнакомец был почти на полголовы выше домика.
         - Вот, - повел рукой мумзик, - угощайся пирогом.
         - Спасибо, угощусь непременно. А откуда ж вы тут взялись, щедрые путники? Я живу неподалеку, но вас вижу впервые.
         - А мы и впрямь здесь  впервые, – ответил мумзик, - идем себе…
         -…мир смотрим, - поспешно вставил   чайник.
         - Странные времена, видать, вернулись, если мумзики без работы по миру бродят.
         - А ты почем знаешь, что мы мумзики? – удивился чайник.
         -  Не вчера ж я родился, чтоб не отличать мумзика от хыки или от чайника, - рассмеялся Сахлис.
         - ЛоббиТобби, - мумзик встал в полный рост на крыше и слегка поклонился. – А это – чайник.
         - Ну что ж, будем знакомы. По правилам это я должен был бы вас угощать-чаевать на правах хозяина. Раз уж получилось наоборот, я готов  сослужить вам какую-нибудь полезную службу.
         - Да нам вроде бы ничего не нужно... Мы заночуем тут, если ты не против,  а на утро и тронемся дальше.
         - А что ж тебе на месте не сидится? Или новый жребий вытянул?
         - А ты, значит, и про жребий знаешь? Кто ж ты таков?  - прищурился ЛоббиТобби, стараясь проникнуть взглядом в тень полей колпака.
         - Да как вам сказать? Пожалуй, что сейчас я  вроде домового подвизаюсь.
         - Да тут и домов-то рядом нет, - недоверчиво заметил чайник.
         - Я ж и говорю, что я «вроде  как домовой». Я при лесопилке состою. Смотрю, чтоб работала исправно, чтоб лесу много не валили. А ежели с перебором начинают брать, я дороги в лес разбиваю – размываю, а пока оно подсохнет, да в новую колею разобьется, глядишь- и лесу передышка.
         - А разве в лесу своего присмотра нет, что ты один и за лешего, и за лесопилочного отдуваешься?
         - Есть, да бестолковый какой-то. Не леший, а недоразумение сплошное.
         - А у тебя, значит, душа  болит? – все наседал чайник.
         - А как же ей не болеть, если я сам в прошлом за лесом-то и смотрел?
         - Не может быть! – не поверил ЛоббиТобби, - Леших в домовые не берут.
         - Так я и не домовой, – печально вздохнул Сахлис.
         - Болезный, мается-то как, - запричитал чайник. - Чего ж из лесу ушел?
         - Не сам я… Разжаловали. Но дело давнее, лучше уж и не вспоминать вовсе.
         - Тоскуешь, да?
         - Не то слово! Если б вы знали, какой лес у меня был!. Чудо, а не лес. Его так и прозвали - Дивный Лес. Деревце к деревцу, травиночка к травиночке. А цветы у меня на опушках до самых снегов не переводились. Феечки и мумзики, ах, как содержали каждый свой участок!. Да что там говорить, если сама  королева фей поселилась на Белом острове, что аккурат в центре моего лесного озера, Хрустальным прозываемого, - Сахлис так погрузился в воспоминания, что совершенно не замечал вытянувшихся лиц слушателей.- А вы когда-нибудь слышали, как поют эти прозрачные крошки, порхая над озерной гладью в свете луны?
         - А  за что тебя разжаловали? – осторожно уточнил чайник.     
         - История давняя, - прихлебывая чай, сказал надзиратель лесопилки.
         - Понимаю: многое забылось, – вкрадчивым голосом продолжал чайник.
         - Отчего ж? Все как сейчас помню. Только гордиться особо нечем. Выходит так, что я вроде как виноват в изменении порядка вещей в мире.
         - Ого! – в один голос удивились на крыше.
         - Вот вам и «ого»!. Кабы я знал, что все так выйдет, ни за что не согласился бы с ключами этими связываться. Ведь все из-за них и пошло-поехало.
         - Какими такими ключами?
         - А вы никогда не слышали про ключи гармонии? Впрочем, откуда вам знать, молоды еще. Уже несколько сотен лет о них не слышно ни слова, как и не было их вовсе. Те, кто слышал, уж сами не верят, правда или легенда – ключики-то эти.
         - Так правда или легенда?
         - Правда, но лучше бы была легенда.
         - Что же все -таки произошло такого, что об этом даже память оставлять не захотели?
         - Ну почему же «не захотели»? Просто те, кто был в этом замешан, предпочли не говорить об этом, потому что все оказались не на высоте положения. А свидетели рассказывали эту историю своим внукам, но те считали, что рассказчики выжили из ума и принимали их слова за сказки. Да что далеко ходить? Я сам уже почти не верю, что все это происходило на самом деле, хоть я и был одним из участников всего этого безобразия, за что и поплатился.
Мумзик с чайником боялись шелохнуться, чтобы не пропустить ни одного слова. Сахлис же сидел, обняв колени и слегка раскачивался из стороны в сторону, и тихий голос его в темноте рисовал необыкновенную картину:  
- Говорят, что наш мир устроен наподобие часов: все идет своим чередом, все размеренно и уравновешенно. Но любой часовой механизм, какой бы совершенным творец его не создал, рано или поздно может давать сбой в работе.  В комплекте с нашим миром  были созданы четыре ключа гармонии, чтоб подправлять этот самый ход… Тот, кто владеет хотя бы одним ключом, может влиять на порядок вещей в мире. А уж если кто-то все четыре ключа смог бы достать, он  дирижировал бы всем миром по своему усмотрению.
         -  Где же эти ключики храниться могут?
         - Эк, куда хватил! Этого нам не рассказывали. Но где-то они хранятся.
         - Тогда каким же образом сыр-бор разгореться мог?
         - Если в мире есть соблазн, то на него непременно найдется и соблазнившийся. Если вдуматься, то он сделал правильный вывод: когда что-то ломается, достают соответствующие инструменты и чинят. Если порядок вещей нарушается и  паче того, порядок превращается в балаган, то непременно  рано или поздно появится кто-то с ключами гармонии… Так все и вышло! Когда началась эта неразбериха с временами года, он уже был готов к тому, что ключи вынут из тайника. А ему-то и надо было всего – получить слепок одного из них. И – оп! – он хозяин Леса, - на последних словах голос Сахлиса стал совсем тихим. – Вот только есть ли смысл быть хозяином того, что и не Лес теперь вовсе?
         - А он – это кто? – свистящим шепотом спросил чайник.
         - Пуштак. А вы разве о нем ничего не знаете?
         - Нет, - в один голос заверили с крыши.
         -  Он был очень смышленым и, как бы это точнее выразить, очень шустрым малым. Когда он попросился ко мне в подручные, я удивился, но возражать не стал – уж так хорошо и быстро он умел работать. Сначала он вычистил и обустроил озеро. Несмотря на протесты водяного, велел выкинуть и сжечь все коряги из водоемов, пригрозил бесенятам из омута, что вышлет их из Лесу, если они не прекратят безобразить(ничать?). Буквально через пару месяцев озеро выглядело как новенькое зеркальце, украшенное лилиями. А какую рощицу он вырастил на острове посередине озера – любо-дорого посмотреть! Ничего странного в том, что королева фей захотела устроить свою резиденцию именно в этой рощице – более красивого и благолепного места мне видеть не доводилось. Он так хорошо умел угодить королеве фей, что она стала советоваться с ним, даже назначая новеньких феечек в то или другое место. А когда он попросил, чтобы окраинные опушки Леса засадили медоносами, королева самолично составила календарь цветения так, что не успевали отцвести одуванчики, как им на смену распускались колокольчики, и этот цветочный хоровод  не унимался до самых октябрьских заморозков. Потихоньку крошечная соседняя пасека из десяти ульев выросла до сотни, три ветхие лачуги превратились в десять крепких нарядных домов и назвались городом Сонная Пасека. Пчел в округе развелась такая уйма, что весной я боялся неосторожно высунуться из своего бузинового куста - звон от их крошечных ведерок стоял неимоверный.  Уж и не знаю как, но жители Сонной Пасеки стали считать себя чуть ли не хранителями Дивного Леса. Вооруженные своим жалящими пулями, они выжили из лесу всех дровосеков и охотников. Моя работа превратилась в созерцание, незаметно для себя я перестал уделять внимание Лесу , полностью доверившись хваткому помощнику, - Сахлис замолчал.
         -Ну а дальше-то, дальше что было? – дребезжа от нетерпения крышечкой, зашептал чайник.
         - А дальше, как и полагается в подобных случаях: не успел отвернуться на день-другой, украли у меня Лес.
         - Да ладно тебе! - махнул рукой мумзик, - скажешь тоже. Это  каким великанищем надо быть, чтоб целый Лес украсть. Небось, прямо с озером и стащили?
         - Эх, ты , простодыра! Украсть можно, ничего  не унося, - усмехнулся Сахлис. – Случился как-то спор между временами года: кто кому дорогу должен уступать. Ну с чего бы спорить? Порядок вещей был положен при самом создании мира. Но  нет – поссорились они там себе. Ясное же дело, ссора одними словами может не закончится. Если б ссора средь людей вышла – посуду бы побили, и всех делов!. А тут масштаб другой. Песчаная буря, град, пурга, солнце и дождь в один момент сцепились - что не уничтожили, то покалечили.  И поди ж ты, мой помощник вызвался пойти их помирить. Да как пойти-то, это ж сколько лет уйдет, пока доберешься к ним на Гору Забвения!. Может, оно бы само собой  как-нибудь улеглось, если б королева фей не вмешалась.  Я раньше часто размышлял: что было бы, не расскажи она тогда о ключах гармонии? Она считала, что без них порядка не наведешь, ну, или хотя бы без одного из них. Так тогда и порешили: Пуштаку быть гонцом к четырем сезонам, а королеве испросить благословения на использование ключа, которым в то время сообща владели маленькие народцы. Королева по доброте выдала Пуштаку  пару крыльев, благо – он росту подходящего- и серебряного ветра флакончик, чтоб успел  за день к сезонам на гору добраться. А сама спешно созвала  уполномоченных представителей маленьких народцев. Так и возник в этой истории ключ гармонии.
         - И? Воспользовались им или что?  - мумзику не терпелось узнать продолжение.
         - А как же! Только  вышло все не так, как предполагали.  Вернулся Пуштак от сезонов и говорит, мол, назначили его сезоны своим подручным (а мы и не удивляемся- знаем, какой он головастый да рукастый). Мировую -де они уже заключили, даже определили- кто первым к нам явиться должен;  вот только просят к их торжественному возвращению уборку сделать, стыдно им видеть дела безрассудства своего. Обрадовались мы – конец разрухе.  Рукава засучили, да разве можно за два дня прибрать все, что эта четверка наворотила? А только и тут Пуштак не растерялся: «Ах, - говорит, - да у нас же есть ключ гармонии! Вот он-то нам и поможет. Давайте-ка его сюда.»
         - И вы дали… - догадался мумзик.
         -  не сразу конечно, - попытался оправдаться Сахлис,  и тут же сдался, - но все -таки дали…
         - Ну не томи, рассказывай! - заегозил чайник.
         - А чего рассказывать? То ли ключ как-то не так сработал, то ли по неумению обращаться с ним, а только вышло все из рук вон плохо: весь мир снаружи остался, а Лес, мой Дивный Лес затянуло под какую-то непроницаемую стену. Вроде бы видно все, руку протянешь потрогать- а что-то не пускает. А главное – все оно словно бы неживое, как будто вместо воздуха там стекло, - на этих словах Сахлис не удержался и заплакал.
         - А ключ, у кого был ключ? – спросил мумзик.
         - Ни у кого его не было. Тогда лишь копию с ключа сняли, а сам ключ опять в хранилище возвратили. Может, поэтому силы гармонии и не хватило, не ключом же – копией поправить дело пытались.
- Ну а с копией-то что? Кому ее доверили? – чайник аж начал притоптывать от нетерпения, переминаясь с ножки на ножку.
- Ясное дело - у Пуштака копия была. Ему ж доверили порядок наводить, - всхлипнул Сахлис. – Он, бедолага, тоже с той стороны остался, и феечки, и часть Сонной Пасеки… 
         - Так бедолага или прохвост? Он нарочно это все обстряпал или по неумению натворил дел?
         -  Сначала я думал, что беда приключилась от неумения. Ключ-то с момента получения на хранение ни разу не использовали, вот я и решил, что забыли, как им пользоваться. Однако  позже, когда зимними ночами от безделья в голову всякая чушь лезть начинает, взвесил я все известные мне факты…
- И?!
- …Ну и выходит, что неспроста все это приключилось. Про ключи он очень сильно любопытствовал с самого начала. Что я мог рассказать ему, если сам толком ничего не знал!. Но проговорился на свою голову, что королева фей, наверняка, знать должна. После этого он и принялся за обустройство белого острова. Где-то разузнал, что она слабость к ландышам питает, выпросил у меня неделю на поход в соседний лес – принес  несколько  хилых саженцев. Не поверишь- дни напролет за ними ухаживал, сам с лица спал, но ландыши развел по всему острову. А уж королеву ждать долго не пришлось, перенесла свою резиденцию на остров в то же лето. Вот она-то и рассказала, я думаю, Пуштаку о ключах и их свойствах. Даже если бы он попросил добром, я бы места своего ему не уступил в Лесу. Да и с какой стати, это ж мой Лес, я его с молодых деревьев растил!. Но, знай я заранее, что он замыслил, и что из этого выйдет, выставил бы негодяя в два счета и не посмотрел бы на его назначение. Вот пусть бы шел и сам объяснял магистрам, почему ему от места отказано. Да что толку сейчас рассуждать, коли сам он от своей глупости и стяжательства пострадал…     
         - Послушай, ты случайно не знаешь, силы ключа хватает только на одно какое-то действие или он многоразового использования? – поинтересовался мумзик.
         - Откуда мне знать? Да и что это меняет?
         - Многое! Если бы он был многоразовый, то разве нельзя было бы все повернуть вспять и освободить Лес?
         - Наверное, можно, - Сахлис вытер щеки рукавом, - но ежели там не воздух, а стекло повсюду, кто ж этим ключом воспользоваться сможет? Он вместе с остальными, как мушки в янтаре там застыл.
         - С чего ты взял, что там нет воздуха?
         - Видел своими глазами – ни ветерка, ни движеньица.
         - А каким же тогда, по-твоему, образом из твоего Дивного Леса Листиранию сделали? И главное – кто сделал?
         - Какую такую Листиранию? Ничего не знаю, - отперся Сахлис. – А откуда вообще вы знаете, что там происходит?
         - Из легенд, - нашелся чайник, - все  дети знают про Листиранию.
         - Странно, - потухшим голосом отозвался Сахлис, - а я, как меня разжаловали, ничего не слыхал ни о Дивном Лесе, ни о Листирании, ни о детях…
         - Ну  о Синей Лощине ты что-нибудь знаешь? – перевел разговор на безопасные рельсы ЛоббиТобби.
         - Немногое, – признался изгнанник. – Я бывал там всего пару раз и то по делам, связанным с отчетом о своей деятельности.
         -  Кому ж ты там отчитывался? – удивился чайник.
         - Там никому. Да и некому там, – неопределенно ответил Сахлис.
         - Вот те раз! Ты уж ври да не завирайся, - не поверил чайник. – Коли отчитывался- стало быть, есть кому.
         - Как бы вам объяснить? – Сахлис почесал под колпаком. – Вы что-нибудь слышали о Глухой Двери?
         Мумзик от неожиданности чуть не упал с крыши.
         - Положим, что слыхивали.
         - Тогда сами должны понимать, кому и где я отчитывался, - нахмурился надзиратель лесопилки.
         - Ты вот что, - слезая с крыши, примирительно бормотал ЛоббиТобби, - не серчай. Видишь, дело какое: мне самому завтра до захода солнца в эту дверь войти надобно. А я не только  где она находится, но даже как она выглядит, не представляю. Помоги, а?
         - Вот оно что! –в свою очередь удивился Сахлис - А я-то думаю, чего мумзику со своими лейками-мотыгами под лопухом не сидится? Значит, и тебя на заметку взяли. Проштрафился?
         - Считай, что так.
         - Отказался от назначения в новый лес? Понимаю. На старом-то месте все своими руками - от травиночки до дуба. Угадал?
         - Угадал, - благодарно кивнул головой мумзик, избавленный от необходимости выдумывать причину.
         - Слушай внимательно: пойдешь по дороге, что от лесопилки идет влево (она почти непроезжая, зато есть шанс, что никого не встретишь). Она выведет тебя на Кривую улицу, там столбы считай – на шестом повернешь во двор и обогнешь с тыла покосившийся серый дом, за ним будет Вертлявая улица. Пойдешь по ней вниз, она сама тебя выведет на площадь.  На площади  увидишь старый замшелый дом с каменными ступенями и дремлющим в кресле  перед дверью стариком. Этот дом тебе и нужен.
         - Это его дверь называют Глухой?
         - Большего сказать не могу, – признался Сахлис. – Дверь открывается тому, кого ждут за дверью. А уж как и где она откроется, можешь увидеть только ты. Или не увидеть.
         - Спасибо тебе, - горячо поблагодарил мумзик.
         - Могу я тебя кое о чем попросить? – Сахлис смущенно опустил глаза.
         - Проси. Если это в моих силах – сделаю.
         - Ты  не мог бы там уточнить: как долго мне еще без дела маяться?
         - Не сомневайся, спрошу. Сколько же лет ты тут живешь? – ЛоббиТобби окинул доступное взгляду в сумерках пространство.
         - На лесопилке-то недолго - лет сто. До этого на мельнице жил, пока хозяева дело не забросили и не перебрались в Синюю Лощину. Говорят, они там витражную мастерскую держат уже третье поколение. Ну, а уж до всего этого где только ни скитался!
         - Скучно тебе, наверное, особенно когда дожди дороги поразмоют.  за сезон ни души на лесопилке не покажется, небось?
         - Да уж! До того, как мороз дорогу не восстановит, тоскливо: дел никаких, в лес бы сходил, да мне туда нельзя, - и Сахлис завздыхал с удвоенной силой.
         - Скажи, а тебя отлучили только от лесов или вообще от всего, что растет и плодоносит? – поинтересовался мумзик.
         - Хозяином мне быть нельзя, понимаешь. Только на подхвате. А кто ж меня возьмет на подхват, если все знают мою репутацию? Так вот и шатаюсь по людям, не попадаясь им на глаза.
         - Послушай, а если хозяин- человек, на подхват пойдешь? – не унимался мумзик.
         - Такого не бывает, чтоб человек был хозяином. Человек - он ведь   что?, Прийти и взять только может. А хозяин-то от  корешочка до самой крошечной почечки  все про свое хозяйство знает, за всем присмотр ведет, каждое растение ублажает- что в лесу, что в поле.
         - Нет, ты на вопрос ответь: к человеку пойдешь? Или ты уже привык быть исполняющим обязанности домового?
         - Что ты, что ты, - замахал руками Сахлис. -  Как тут привыкнешь, когда душа при одном только взгляде на растения плакать начинает. Думаешь, чего я тут пристроился? Слежу, чтоб перерасхода в соседнем лесу не было. Хоть как-то, а все о лесе пекусь.
         - А бросить тут дело без присмотра готов? – наседал мумзик.
         - Да тут отродясь присмотра не было,  я по своей инициативе…
         - Тогда вот что: я тебе завтра поутру объясню,  куда и как добраться. Однако ж не тяни, если решишься- зима на подходе, а дел там немало.
         На том и порешили. Сахлис, ушедший спать поближе к  дверям лесопилки, долго ворочался на опилочном ложе, взвешивая  заманчивое предложение и отгоняя назойливые прожекты, (соскучившиеся по его голове за несколько сотен лет).

6 комментариев:

  1. последнее время читаю только по рекомендации девочек с наших, рукодельных блогов. Так интересней.
    Что это за сказка? поискала, но у вас нет указания на автора.

    ОтветитьУдалить
  2. Так уж вышло, что автор и сказки и кукол - я... Собственно сам блог затевался, как возможность опубликовать сказку (и может быть не только эту); а куклы... куклы как приятное дополнение. Издателя и найти не могу, увы и ах. Идею публикации в блоге подкинули мои друзья, которые сказку уже прочли. Если верить их отзывам - им понравилось. Надеюсь, вам тоже. Но даже критику приму с вниманием. Спасибо.

    ОтветитьУдалить
  3. классно молодец!! прочитать интересно

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо ))) Пойду выложу еще одну главу.

      Удалить
  4. Чем дальше в лес, тем интереснее. Ищите издательство, думаю покупать будут.
    Вы попросите своих ПЧ отписаться, покажите издателям, таже фокус группа, но только виртуальная.

    ОтветитьУдалить
  5. Ой, Винерочка, я уже в десяток издательств наведывалась. В лучшем случае пищут - "не наш формат", в большинстве - просто отмалчиваются. Один лишь раз мне ответили, что на промоушен неизвестного читателю автора должна быть отдельная и немалая статья расходов, а они (то издательство) в данный момент свободными средствами не обладают... Так что мне либо как манны небесной ждать какого-нибудь альтруистическии настроенного издателя, либо издаваться за свой счет (а это значит без иллюстраций и на весьма скромненькой бумаге - дорогое это удовольствие)

    ОтветитьУдалить