Translate

воскресенье, 5 февраля 2012 г.

Стеклянный мёд (глава вторая)

Глава вторая,
в которой Осень находит свою шаль, а чайник сначала обнаруживает пропажу, а потом и саму пропажу обнаруживает.


Сначала с крыши упала подушка, потом сверху свесились ножки в сандалиях, похожих на стручки гороха. Через несколько мгновений ножки уже стояли на земле, а сам человечек с интересом обозревал окрестности.
- Мышка, а мышка, ты куда запропастилась? – позвал коротышка, потягиваясь.
Задремавшая было в обнимку с желудем мышка осторожно высунула из норки нос.
- Где тут у вас  ручеек какой-нибудь или родничок? Умыться надо, чаю заварить, – спросил странник, открывая  дверцу домика, поймал тут же выпавшие из открытой дверцы грабли и вернул их на место.
Мышка подошла сзади и заглянула внутрь домика через плечо коротышки  (уж очень нестерпимо щекотало любопытство мышиный нос):
- Ручеек есть за холмом, вон там, за кустами шиповника, - показала мышка лапкой направление, - хочешь, я тебя провожу?
- Не надо, - деловито ответил, - я сам схожу. А  ты тут посторожи, пока чайник спит. Боюсь: проснется, меня не увидит, волноваться станет.
Коротышка выудил из домика ведерко, очень похожее на наперсток и еще раз уточнил:
- Значит, вон за теми кустами?
- Ага, - кивнула мышка.
Весело размахивая ведерком, коротышка побежал в указанном мышкой направлении.
Прошло несколько минут, а мышка все смотрела как зачарованная вслед скрывшемуся в высокой траве забавному человечку. Именно поэтому мышка не сразу обратила внимание на покряхтывание,  присвистывание и побрякивание, на крыше домика. А когда обратила внимание, скосив взгляд в сторону того, кто пыхтел и отдувался, то увидела странное существо. Ничего подобного мышка еще ни разу не видела, поэтому даже не знала: стоит ли пугаться?
 Существо смерило  мышку оценивающим взглядом и спросило:
- А где ЛоббиТобби?
- Я не брала, - на всякий случай  отказалась мышка, - А что это?
-   Серость! ЛоббиТобби не что, а кто. Он – мумзик.
Странное существо, говорящее загадками, поставило мышку в тупик.  Мышка знала много слов. Еще бы,- ведь ее норка находилась рядом с ручейком, протекавшим между полем и лесом. К ручейку часто приходили грибники и ягодники, а еще дети, собиравшие в поле цветы. Они набирали в ладошки воду, плескали ее на лицо, пили, а потом садились на берегу ручейка, опускали уставшие ноги в прохладную воду и много-много говорили. Но никогда раньше мышка не слышала таких  слов, как «мумзик» и «ЛоббиТобби».
-          Мумзик, - задумчиво повторила Мышка.
-          Все понятно: раньше тут мумзиков не бывало. А как же вы живете без них?
-                     Ну-ууу, - задумалась Мышка,- утром мы встаем и завтракаем, потом  дела всякие, и так до обеда, а потом…
-          Ты на мелочи не отвлекайся. Деревья-то  как живут?
-                     Деревья? Зимой - спят, весной - просыпаются и наряжаются, летом- шелестят, шелестят, а осенью всё роняют.
-          Что роняют?
-          Всё. И то, чем шелестели, и то, что вкусное.
- Дааа, толку от тебя немного. Хорошо, тогда скажи: где ЛоббиТобби?
-            Ушел, - и мышка показала лапкой в сторону куста шиповника, - за водой.
-          За водой- это хорошо. Сейчас чай пить будем.
Мышка поняла, что собеседником ее является чайник, о котором упоминал коротышка, и поспешила в  кладовочку  за сушеной малиной, чтобы внести свою лепту в чайную церемонию. Когда мышка вернулась из норки, держа, на красивом сухом листике, как на тарелочке, пригоршню сушеных ягод,то услышала растерянное бормотание:
- Что же это такое? Куда же он мог запропаститься? Эй, серый, ты свисток не видел?
- Нет, мумзик был один – без свистка. А свисток – это кто?
- Вот же дремучий какой, не знает, что такое…- тут голос чайника внезапно оборвался, и послышалось сосредоточенное сопение.
Мышка растеряно посмотрела на крышу домика и встретилась глазами с чайником. Крышка чайника была лихо сдвинута на бок, один глаз прищурен, а второй с подозрением  в упор смотрел на мышку. От неожиданности мышка подпрыгнула и выронила из лапок листик.
- Ага! – завопил чайник, - я так и знал: это ты стащил мой свисток!
- Я н-е…н-е…. – от смущения и возмущения мышка не могла найти нужных слов.
- А-аааааа, – что есть мочи заорал чайник, - ворюга! Держите его, держите!
Мышка, не спуская глаз с голосящего на всю округу чайника, принялась шарить по земле, наощупь собирая раскатившиеся ягодки. Когда последняя ягодка была уже нащупана и уложена на листик, сухая трава за спиной мышки вздрогнула и с шорохом расступилась на пути бегущего человечка с ведром. От неожиданности мышка еще раз подпрыгнула, отчего малина маленьким красным фейерверком взметнулась вверх и рассыпалась  вновь.
- Ло-оооообби! – не унимался чайник, - Тоооообби! Хватай этого серого и держи его, пока я слезаю с крыши.
- Что случилось? – спросил мумзик, ставя ведро и оглядывая место происшествия, - зачем его хватать – он же никуда не убегает?
- Я не он, я – Мышка!- стараясь совладать с собой, гордо выпалила Мышка.
- Да поняли мы! А еще мы поняли, что ты – вор! – безапелляционно заявил чайник с высоты своего положения.
- Если уж на то пошло, то я не вор, а воровка!
- Ага, вот он сам и сознался, - злорадно подытожил чайник.
- Кто, что и у кого тут украл? – спросил мумзик, вытирая мокрые ладошки о задние кармашки штанишек.
- Я ни в чем не сознавалась!- решительно тряхнула головой Мышка.
- Ну, теперь-то мы во всем разберемся! – важно сказал чайник,  продолжая спускаться с крыши, - Понимаешь, я проснулся, а свистка-то и нет; а тут этот серый кружит и вынюхивает все, высматривает, что лежит плохо, и перекладывает в свою нору. Давай-ка его обыщем.
Мышка, которая в очередной раз собрала, раскатившиеся ягодки, от возмущения всплеснула лапками. Малина вновь полетела в разные стороны.
- Вот это да!  Приехали, остановились на моей лужайке, спали на моих подушках, а теперь меня же воровкой обзывают. А я им еще к чаю малину принесла, - потрясенно пробормотала мышка. 
- Спасибо,  - искренне поблагодарил мумзик. – Так как ты говоришь, тебя зовут?
- Имя спрашиваешь? Разумно: сейчас все узнаем, все запишем, а потом и протокол, - пыхтел чайник, нащупывая коротенькой кривой ножкой почву.
-  Мышка. Мышка – это имя такое. Наследственное. У нас все в семье были Мышками – мама, бабушка, прабабушка и даже прабабушкина прабабушка.
- Приятно познакомиться, - снимая шапку, протянул ладошку мумзик, - ЛоббиТобби.
Мышка протянула лапку и пожала ладошку мумзика. В этот момент к Мышке подскочил чайник и вцепился в свободную лапку:
- Держи его крепче!
- Да успокойся ты. Ишь, как раскипятился! С дамой себя так вести не годится. Даже если она и воровка, в чем я очень сомневаюсь. 
- Ты просто ничего не знаешь! Я проснулся, а свистка-то и нет! – округляя глаза, громким шепотом зачастил чайник. – А тут этот серый все крутится, все вынюхивает. Он и слямзил  - ясно, как белый день!  Да и больше-то некому.
- Ничего я не лямзила, - попыталась высвободить  лапку из цепких ручек чайника мышка, - я спала в норке. А потом, когда вот он, - указывая носом на мумзика, уточнила подозреваемая, - пошел за водой, я ушла за малиной, которую ты теперь топчешь!
         Мумзик перестал пожимать мышкину лапку и теперь пытался разжать ручки чайника, крепко вцепившиеся в несправедливо обвиняемую мышь. Покуда троица, сопя и побулькивая, возилась и пихалась на полянке перед норкой, из-за холма послышалось  тихое пение, которое с каждым мгновением становилось все громче и громче, а слова, вплетенные в напев – все различимее .

Ропщет ветер, стонет ветер:
«Одиноко жить на свете
между небом и землей.
Нет плеча, чтоб прислониться»,
И в отчаянье кружится
Неприкаянною птицей
Над моею головой.

         Голос звучал уже совсем близко. Когда тень его владелицы заслонила солнечный свет, все участники потасовки как по команде подняли головы и увидели высокую женскую фигуру.
         Мышка хотела было шмыгнуть в норку, но чайник держал ее крепко, и мышка просто закрыла глаза. Ведь если не видеть того, что тебе кажется странным или страшным, то оно как бы перестает существовать. Мышка всегда так думала. Прячась в норке, она обычно зажмуривалась.
         - А, это ты, - сказал мумзик, и по его тону было понятно, что эту даму он видит не впервые.
         - Здравствуйте, - сказал женский голос откуда-то сверху.
Это было очень странно - слышать голос кого-то, кого «как бы нет». Мышка приоткрыла один глаз и увидела, как рыжеволосая дама подбирает край пестрой юбки и присаживается на корточки. Мышка оцепенела, да так и замерла с одним зажмуренным глазом и растопыренными в разные стороны передними лапками- она даже не заметила, что чайник внезапно разжал свои ручки, снял с себя крышечку на манер шляпы и принялся галантно раскланиваться с дамой.
-Госпожа, - благоговейно пробулькал медный обвинитель, - какая честь для нас…
- Ах, как хорошо, что я вас встретила, - радостно воскликнула странная певица и тут же строгим голосом добавила, - а что вы тут делаете? Разве вы не должны быть в Разнотравье?
- Нет, госпожа, - отозвался мумзик, - в Разнотравье сейчас МоббиБобби. Чай пить с нами будешь?
- Не соблаговолит ли госпожа почтить нас своей благосклонностью и  присоединиться к нашему скромному чаепитию? – восторженно булькател чайник.
- Почему бы и нет? – ответила собеседница. – А что вы сделали с этим грызуном?
В тот момент, когда Осень  протянула руку, мышка упала  в обморок.
- Бедный маленький мышонок, - сочувственно произнесла Осень (а это была именно она). – Чем вы его так напугали?
– Этот серый – подозреваемый по делу об исчезновение серебряного свистка, - галантно шаркая ножками, проворковал чайник.
- Что же за день такой сегодня? Всё куда-то пропадает и теряется, - улыбнулась Осень.
- Что госпожа имеет в виду?
- Видишь ли, сегодня утром я не обнаружила свою туманную шаль. Наверное, обронила. Столько дел сразу, столько дел. Очень жаль пропажи. Скоро холода, а она такая пушистая и теплая.
- Не исключено, госпожа, что к ее исчезновению кто-то приложил свою серую лапу, – чайник многозначительно округлил глаза.
 - Никто ничего не прикладывал, - уже из-за домика отозвался ЛоббиТобби, который на протяжение разговора шустро доставал чашки-ложки для чаепития. – Твоя шаль лежит за этим холмом у ручья. Правда, один край ее сильно вымок.
Осень извинилась за необходимость ненадолго отлучиться и, стараясь не запутаться юбкой в колючках шиповника, двинулась к ручью.
- Почему ты так непочтителен с госпожой? – чайник накинулся на мумзика с упреками.
- Ты видел, чтобы я перед кем-то делал книксон? Я не придворный шут, - отмахнулся тот.
- По-твоему, воспитанностью отличаются только шуты? Позволь тебе напомнить… - чайник не договорил.
- Нет, это ты позволь напомнить, что некто совсем недавно пытался обвинить в краже совершенно незнакомую мышь, не дав бедняжке даже слова сказать в свое оправдание! - мумзик гневно захлопнул дверцу домика. – Где была его воспитанность? Или лимит его воспитания ограничен, и оно используется дозировано?
- Нууууу, -  неопределенно начал сконфуженный чайник.
- Ты был прав, - широко шагая, Осень возвратилась на полянку, - шаль зацепилась краешком за какой-то сучок. Я и не заметила, когда она соскользнула с локтя. Думаю, что, пока мы будем пить чай, она успеет просохнуть.
Осень раскинула шаль над поникшими головами уже высохшей и пожелтевшей травы, отчего над частью лужайки вновь, как утром повисла туманная дымка. Оглядевшись по сторонам, Осень решила, что присесть удобнее всего на холмик, подобрала юбку и...
 - Ой! Так всегда- не смотрю, на что сажусь, - Осень чуть привстала и пошарила по макушке холма рукой. – Не этот ли свисток ты искал?
Смущенный чайник боялся поднять глаза на мумзика.
- Благодарю Вас, госпожа! Если бы ни Вы, я бы совершил роковую ошибку, обвинив грызуна в том, чего он не совершал, - было видно, что слова признания давались чайнику нелегко.  Он даже покрылся испариной.
- Кстати, как там наша мышка? –Осень взяла ее в руку и поднесла поближе к лицу, чтобы рассмотреть возмутительницу спокойствия.
Чайник вытер горячий лоб.
- Кажется, чай заварился. Госпожа, не желаете ли к чаю меда?
- А давайте бросим туда вот эти сушеные ягодки малины, - предложил мумзик.
- Прекрасно, пусть будет с малиной. У меня, кстати, тоже кое-что есть, - Осень аккуратно положила Мышку на краешек подола своей юбки, достала из лукошка пирог и баночку полученного в дар варенья и разложила угощение тут же на подоле.

                                      ***
         Секретарь Чародейной Академии Волшебного Ремесла осторожно постучал пальцем по хрустальному шару. Так и есть – связаться с духовиками посредством элементарного магического инвентаря как и прежде было невозможно.
М-да, и наличие родственных связей ничем не помогало, а скорее могло навредить карьере, узнай о них руководство Академии. И ведь все (разумеется, из числа осведомленных) прекрасно знали, что стать духовиком по собственной воле невозможно. Это проклятие могло настигнуть любую семью. Вы только прикидываете, как бы назвать ожидаемого наследника, как вдруг – ба-бах, гром среди ясного неба – ваш ребенок равно принадлежит  магическому и временнОму измерениям. Вы только мечтаете о том, как он сделает первый шаг, а ваш кроха по своему усмотрению меняет ход времени, то замедляя его в моменты удовольствия, но сжимая до одного мгновения (например, в ожидании первой земляники).
 Господин Б.Седер еще раз вгляделся в совершенно невозмутимую поверхность хрустальной сферы и вздохнул. Всё шло наперекосяк. Назначенное на четверг заседание Комитета по надзору за эволюцией грозило разоблачением затеянной его братом аферы. А чем это грозило самому господину Б.Седеру, он предпочитал даже не представлять. Лишь одно упоминание в стенах ЧАВР о визите духовика гарантировало кучу неприятностей.
Волшебники вникать в суть дела не станут – ведь они волшебники: их дело – творить чудеса, а не разбираться в проблемах мироздания. Тем более – решать их.

1 комментарий:

  1. Да, и что же будет дальше? Бедная мышка столько стрессов....

    ОтветитьУдалить